«Сладкая» стойкая девушка Марите

Эта улица – одна из самых протяжённых в нашем городе. Она стартует в Заречной его части и через восемь с половиной километров завершается кольцевой развязкой на объездной дороге Тюмени. По сути, это настоящая артерия, которая пронизывает четыре административных округа – Ленинский, Центральный, Калининский и Восточный. Когда-то она называлась просто: «Проектируемая». Только в конце 1958 года Тюменский городской совет принял решение: назвать её в честь Героя Советского Союза Марите Мельникайте — литовской партизанки, оставившей на тюменской земле пусть короткий, но всё же памятный след.

Текст: Виктория Ермакова. Фото: свободные источники

Детство и юность Марите были такими же как у большинства её прибалтийских сверстниц. Городок Зарасай, смешанная семья. Отец-литовец Иозас Мельникас трудился в кузнице, мать Антонина Илларионовна, русская, вела хозяйство, воспитывала пятерых детей. Жили небогато. Едва подросшая Марите пошла работать по найму, и как только ей исполнилось четырнадцать, устроилась упаковщицей конфет на шоколадную фабрику. Удивительное дело, смотришь на её портрет и, действительно, видишь «сладкую девушку»: милые мягкие черты, светлые глаза, румянец. Кто бы мог подумать, что у этой жизнерадостной красавицы скоро обнаружится несгибаемая воля и характер бойца.

В 1940 году Литва вошла в состав СССР, и жизнь начала меняться в лучшую сторону. У Марите появились перспективы: она вступила в комсомол, а, поскольку всегда мечтала получить образование, начала учиться в вечерней школе. К сожалению, планы и надежды смешала война. После захвата гитлеровскими войсками прибалтийских территорий местным комсомольцам пришлось срочно уезжать в глубь страны. Так группа литовской молодёжи оказалась в Тюмени и рассредоточилась по эвакуированным предприятиям – тыл нуждался в крепких рабочих руках.

Деревянное общежитие, где Марите жила в нашем городе, не сохранилось: ветхий дом на пересечении Профсоюзной и Хохрякова был снесён ещё в семидесятые. А вот память о том, как ловко девушка справлялась с прежде незнакомой ей работой токаря, дошла до наших дней. На заводе «Механик» (в последующем – станкостроительном) она освоила одну из сложнейших операций – запрессовку медного кольца, выступающего над боковой поверхностью боеприпаса и служащего для придания ему вращения. Но и этой нагрузки ей было мало: после заводской смены она шла паковать шоколад для лётных пайков – вот где пригодились навыки, полученные когда-то на конфетной фабрике. А в 1942 году не выдержала тыловой жизни, написала в военкомат заявление: «Я хочу своими руками мстить врагу за все страдания, которые он причинил моей любимой Родине». Долго ждала ответа. Наконец повестка пришла. Марите направлялась в Горьковскую область, где шло формирование национальных частей прибалтийских республик.

Сегодня независимая Литва предала память той, кем долгие годы гордилась, называя своей Зоей Космодемьянской. С одной стороны, действия партизан Великой Отечественной на территории прибалтийских республик местные националисты стараются низвести до уровня мелких и разрозненных диверсий, с другой, саму Мельникайте называют чуть ли ни главарём банды, терроризировавшей мирное население. Между тем, многие простые жители Прибалтики поддерживали коммунистические идеи и, как могли, противодействовали пособникам нацистов, желавшим видеть республику в сфере влияния Третьего Рейха. Пример? Те же родители Марите, в остальном придерживавшиеся традиционных взглядов, крестившие детей в католичестве… И таких, как они, было немало. Понимая это и стремясь противодействовать фашистской пропаганде на оккупированных землях, советское командование создавало воинские подразделения, солдаты которых принадлежали к титульным нациям Эстонии, Латвии и Литвы. «Вы – не колония. Ваши жители наряду со всем советским народом сражаются с врагом за свою свободу» — таков был этот массово поддержанный прибалтами посыл. Но Марите на передовую не попала. Уже на месте, оценив её решимость и целеустремлённость, юной комсомолке предложили пройти обучение в разведшколе города Балахна, откуда 23 марта 1943 года она с группой диверсантов была переброшена в тыл врага на территорию Белоруссии, а вскоре – в родные литовские края. Между тем, Литва оказалась самой «партизанской» из всех прибалтийских республик. В годы оккупации в ней насчитывалось более девяти тысяч советских партизан и подпольщиков, три четверти из которых были литовцами – этническими или коренными. И деятельность этих отрядов заметно осложняла врагу жизнь. Шли под откос перевозившие технику и солдат поезда, горели захваченные поместья, взрывались казармы и склады, нарушались линии связи. 1800 участников партизанской войны в республике удостоились государственных наград, восемь человек получили высокое звание: Герой Советского Союза.

Боевой путь Марите не был долгим. Но отметили её работу сразу. И свои, и чужие. Под именем Она Куосайте (или Марите Маргите) она боролась с врагами в составе партизанского отряда имени Кестусиса, стала руководителем Зарасайского подпольного уездного комитета ЛКСМ Литвы. Много раз, надев простенькое платье и косыночку, появлялась в населённых пунктах, чтобы поговорить с местными жителями. Рассказывала им об успехах Красной Армии, о провале фашистского наступления на Москву. Несмотря на то, что знала: местное гитлеровское командование назначило за её голову крупное вознаграждение.

О том, как Марите Мельникайте попала в плен, сведения расходятся. То ли ребят выследил предатель, то ли, возвращаясь с очередного задания, они случайно наткнулись на отряд карателей. Известно одно: в ту ночь они подорвали немецкий эшелон на магистрали Берлин-Даугавпилс, но скрыться не смогли: начало июля — время ранних рассветов, не растаешь, как тень в спасительном ночном мраке. Отстреливались долго и отчаянно: полицаи успели дождаться подкрепления на бронемашине. В этом бою Марите потеряла почти всех своих товарищей. Осталась без патронов, с двумя гранатами. Одну бросила в сторону приближающихся врагов. Второй хотела подорвать себя, но, видимо, подвёл механизм. Вместе с двумя ранеными спутниками оказалась в руках врагов. Парней те добили на месте. Видимо, думали, что расколоть девушку будет значительно легче. И просчитались.

Допросы длились пять суток. Позже свидетели из местных жителей расскажут о том, как держалась молодая партизанка: как влепила пощёчину немецкому офицеру, как, придя в себя после очередных истязаний, бросила фашистам вызов: — «Вы – убожество! Только мучить и умеете!» Не добившись от неё ничего, Марите приговорили к смерти. Казнь решили устроить показательную, чтобы произвести впечатление на жителей округи. И опять всё пошло не так, как рассчитывали оккупанты. Согнанные на площадь люди с жалостью и состраданием смотрели на седую девушку в окровавленной рубашке, со скрученными ржавой проволокой руками. Марите едва передвигалась: её ноги были чёрны от ожогов и синяков. Но оставалась непреклонной: «Я боролась и умираю за советскую Литву. А вы зачем сюда пришли, фашистские псы? Что вы делаете в нашей Литве? Да здравствует Советская Литва!» Ещё вспоминают, что в последний момент она бросилась на своего палача и вцепилась в него зубами. Её должны были повесить, но испугались – застрелили. Было ей всего двадцать лет.

Марите погибла 13 июля 1943 года. В марте 1944 ей было посмертно присвоено звание Героя Советского Союза. После войны её останки перезахоронили на берегу озера Зарасай, в родных местах, которые она так любила. Сегодня в Литве разгорелась новая война – с наследием советских лет, с памятниками, с именами. Был демонтирован и монумент в честь юной партизанки, который когда-то открывали в присутствии её родителей. Но её по-прежнему любят и помнят в разных частях бывшего СССР. Улицы Мельникайте есть в Минске, Алма-Ате, Чимкенте. В Тюмени в 1986 году в центре города появился барельеф, выполненный талантливым скульптором Геннадием Вострецовым. Он посвящён «славной дочери литовского народа», а позировала для него удивительно похожая на Марите тюменская комсомолка.

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.