Попасть на фронт кавалеристу Якову Неумоеву помог маршал Будённый

Бронзовый Герой шагает из глубины сквера навстречу своим гостям. Улыбается широко и приветливо, как умел при жизни. Лучатся у глаз складочки, стать подчёркнута чёткими линиями военной формы. Даже походку кавалериста сумел, кажется, в точности передать скульптор Сергей Титлинов. Хорошо знакомый жителям областного центра сквер напротив Выставочного зала в 2002 году получил имя Якова Неумоева – фронтовика, Героя Советского Союза, Почётного гражданина города Тюмени. К 75-летию Великой Победы пространство сквера было обновлено, реконструировано, стало площадкой для проведения праздников, местом семейных прогулок. И есть теперь ощущение, что наш земляк-ветеран радуется всем, кто сюда приходит и словно торопится спуститься к ним со своего постамента.

Текст: Виктория Ермакова. Фото: открытые источники

Надо сказать, что перед нами пример судьбы замечательной и счастливой. Даже военные подвиги Якова Неумоева, на мой взгляд, не затмили его трудовых достижений, хотя и войны, и труда в жизни уроженца Уватского района было отмерено в достатке. Родился он 17 января 1907 года в крестьянской семье. Окончил семь классов. В 1929 году был призван в ряды Красной Армии. Служил в легендарной Чонгарской дивизии 33-го Северо-Донецкого кавалерийского полка – элитном подразделении советской конницы. Домой вернулся через три года. Ещё год спустя вступил в ряды РКПб, успел поработать секретарём Осоавиахима, а в 1933 году, в числе семнадцати тысяч призванных для этой цели коммунистов, был направлен в сельскую местность – в стране нарастала волна коллективизации.

Лихой конник и смельчак оказался ещё и тружеником, вдумчивым, требовательным руководителем. В предвоенные годы мы видим его председателем колхоза «Северный» в Тобольском районе, а хранящиеся в архивах отчёты тех лет подтверждают, что возглавляемое Неумоевым хозяйство крепло и своевременно справлялось с сезонными работами. Есть и другое важное свидетельство: при активном участии его супруги Любовь Андреевны в селе Осинник была открыта собственная школа. До этого местные ребятишки ходили учиться в деревни Заимка и Стерхова Гора.

Великая Отечественная застала Якова Николаевича на колхозных полях. Жаль было бросать готовую дать урожай землю, но отсиживаться в тылу, когда земляки собираются на фронт, он не мог. Узнав, что ему как председателю колхоза положена бронь, едва сдержал возмущение: «Я кавалерист, я воевать должен!». И, не найдя взаимопонимания с местным партийным руководством, послал телеграмму Семёну Будённому. Прославленный маршал дело решил быстро – в конце лета 1941 года Неумоев был призван в армию вместе со своим конём Иртышом. Воевал на Волховском, Сталинградском и Балтийском фронтах. В сентябре 1943 года был назначен командиром сабельного эскадрона 28-го гвардейского кавалерийского полка 6-й гвардейской кавалерийской дивизии 3-го гвардейского кавалерийского корпуса 1-ого Прибалтийского фронта. А вскоре во время освобождения Витебской области его эскадрон показал, на что под умелым командованием способны красные конники.

Возглавляемое Неумоевым подразделение в декабре 1943 года вступило в бои на участке шоссе Невель-Городок, перекрыв дорогу и отбивая атаки противника. В это время поступил приказ: захватить занятую фашистами господствующую высоту 247. Высота – как раз за дорогой. Дождались темноты, стали её обходить. Когда взвилась сигнальная ракета, бросились в атаку. Немцы пытались сопротивляться, но наши ребята заставили их отступить. С небольшими потерями эскадрон выполнил задачу командования и закрепился на высоте, однако с утра, подтянув силы, гитлеровцы вновь пошли в бой. Высота была важной – на неё двигалось восемь танков и триста человек пехоты. Сохранились воспоминания Якова Николаевича об этом эпизоде: «Сражение достигло наивысшего напряжения. Казалось, ничто не может остановить бронированные фашистские чудовища. Они неудержимо, лязгая гусеницами и извергая из жерл пушек огонь, ползли на наши окопы. Но вот дружно вступили в бой противотанковые ружья. Первым же снарядом был подбит танк. В предсмертной агонии завертелся второй, третий. Остальные повернули обратно. Вражеские автоматчики, шедшие за танками, заметались в панике. Почти все они полегли на поле боя. Мы расстреляли до батальона вражеских солдат и офицеров».

Любят современные горе-исследователи рассуждать о том, как советские командиры бросали конницу на танки. И в этой ситуации, наверное, могли бы сказать что-нибудь в этом роде, не давая себе труда разобраться в подробностях тактики – отработанной и, как правило, эффективной… Но мы не будем ничего сочинять, вспомним, как это происходило, с рассказов нашего земляка. В лобовую атаку, естественно, кавалерия не пошла. Подбитые вражеские танки бойцы превратили в огневые точки и огнём встречали последующие атаки противника. А было их ещё две за день. Захваченную высоту, намертво на ней закрепившись, эскадрон (примерно 120-160 человек) удерживал ещё трое суток до подхода основных сил. Сам Яков Неумоев заменил у пулемёта раненого бойца и косил наступающую пехоту, а его товарищи уничтожили ещё несколько неприятельских автомашин. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 4 июня 1944 года за образцовое выполнение боевых заданий командования на фронте борьбы с немецкими захватчиками, и проявленные при этом мужество и героизм, гвардии лейтенант Яков Неумоев был удостоен высокого звания Героя Советского Союза с вручением ему ордена Ленина и медали «Золотая Звезда». Воевал до весны 1945 года, войну закончил на Эльбе, где оказался участником встречи союзных войск. В том же победном году был в строю парада на Красной площади, присутствовал на приёме в Большом Кремлёвском дворце.

«Смелого пуля боится» — это о таких, как Неумоев: за годы войны под ним было убито семь лошадей, сам он получил две контузии и семь ранений. Кроме вышеназванных наград, ему были вручены орден Красного Знамени и орден Александра Невского, два ордена Отечественной войны I степени, орден Красной Звезды и ряд медалей. А ещё, как лучшему командиру эскадрона – уникальная именная награда: серебряная шашка Будённого. И при всей своей отваге, при горячем желании поскорее очистить от врага любимую землю, в душе он оставался настоящим сибирским крестьянином-хлеборобом.

Яков Николаевич часто писал домой с фронта – не только семье, но и тем, кто продолжал трудиться в его колхозе. «Каждый засеянный вовремя гектар, – говорил он, — это удар по фашизму. Посеять как можно больше и как можно лучше – вот фронтовое задание для каждого колхозника и колхозницы». Интересный факт приводится в газете «Коммуна» за 24 августа 1944 года: «В ответ на присвоение звания Героя Советского Союза нашему земляку Неумоеву Якову Николаевичу колхозники колхоза «Северный» дали обещание ещё самоотверженнее трудиться на помощь фронту… В ближайшие дни колхоз полностью закончит заготовку кормов».

С горечью вспоминал Яков Николаевич о том, как приходилось идти в наступление по полям, где уже всходила рожь. Однажды во время боя увидел спрятавшуюся среди колосьев маленькую девочку. Прямо на неё в клубах пыли летел танк. Неумоев успел спрыгнуть с коня, схватил малышку на руки, передал подоспевшим пехотинцам. В Белоруссии в дни передышек его эскадрон помогал местным крестьянам. В деревнях, в основном, оставались женщины – без лошадей, без домашней скотины. Вот и шли кавалеристы поднимать землю, делились фуражом – оставляли мешки зерна, чтобы было чем засеять пашню. И очень радовались, когда фронтовой почтой доставляли им письма о том, что подаренный хлеб растёт и наливается силой.

Демобилизовался Яков Николаевич в 1946 году в звании капитана. А уже с сентября 1947 года был поставлен руководить Тюменской государственной заводской конюшней, в последующем – Тюменским ипподромом. От любимого дела отрывался на семь лет: с 1955 по 1962 год возглавлял колхоз «Победа», затем колхоз «Новый путь». А после вновь вернулся на ипподром в качестве директора. Провёл реконструкцию помещений и беговых дорожек, наладил работу подсобных хозяйств по выращиванию кормов, организовал школу верховой езды. Сам, кстати, учился при знаменитом Тульском государственном конезаводе, и тюменское предприятие сумел превратить в одно из лучших в Союзе. Конные парады проводились в нашем городе по случаю всех значимых дат. Каждую неделю, собирая множество болельщиков, устраивались бега и скачки. В 1975 году Тюменский горисполком «за особые заслуги в развитии народного хозяйства города, активное участие в общественной жизни и в честь 30-летия Победы Советского народа в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг» удостоил Якова Николаевича звания Почётного гражданина Тюмени.

В 1977 году Яков Неумоев ушёл с директорской должности, но до глубокой старости продолжал участвовать в общественных делах, постоянно встречался с молодёжью. Часто бывал в родном Увате, где до сих пор память о нём бережно сохраняется. Вещи, принадлежавшие герою, сегодня можно увидеть в краеведческом музее областного центра. Среди них настоящая реликвия – его именная серебряная будённовская шашка.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.