Олимпийский триумф тюменских лыжников

     Полторы медали на человека. Именно столько наград привезли тюменские спортсмены с Олимпиады в Пекине. Это, конечно, усреднённый показатель. Всего трио лыжников и биатлонист Александр Логинов выиграли два золота, два серебра и две бронзы.

   О сумасшедших эстафетах Логинова, и его недюжинном командном духе поговорим в следующем номере журнала. А сегодня героями станут олимпийские лыжники.

 

Текст: Дмитрий Рыбьяков. Фото: из архива редакции и свободные источники

 

Не знаю, плохо или хорошо, что заболел коронавирусом незадолго до Олимпиады. С одной стороны печально – не полетел в Пекин, пропала аккредитация, но с другой – хорошо, что злосчастный омикрон «прицепился» в Тюмени, а не по дороге в Китай. А так бы пришлось лежать в изоляторе, да ещё и за свой счёт. В отличие от спортсменов, тренеров и членов официальных делегаций в Пекине журналистам не гарантировали бесплатное лечение.

Для некоторых спортсменов, в том числе тюменских, Игры стали своеобразной лотереей. Сейчас уже можно об этом говорить и писать, тем более, нас почти отовсюду исключили. Серьёзная вспышка была перед Пекином в нашей женской хоккейной сборной. А в ней, напомню, играли две воспитанницы тюменской школы – Валерия Павлова и Мария Баталова. Первая улетела в Поднебесную с основной группой. Вторая оказалась контактной – жила в Новогорске на базе сборных России в одном номере с хоккеисткой, заболевшей коронавирусом. У Марии со здоровьем всё вроде бы было в порядке, однако врачи не рисковали до поры до времени отправлять её в Пекин. В итоге вратарь Валерия Меркушева и защитница Баталова прибыли на Олимпиаду аккурат перед первым матчем нашей команды. Прибыли слегка растренированными. Меркушева, считавшаяся основным голкипером, села в запас, а Мария выходила на лёд то седьмым игроком обороны, а то и вовсе в нападении.

Ещё больше не повезло первому воспитаннику мужского тюменского хоккея, попавшему на Олимпиаду. Артём Минулин, выступающий сейчас за магнитогорский «Металлург», наигрывался во второй паре защитников, и тренерский штаб «Красной машины» делал серьёзную ставку на Минулина. Но все планы поломал положительный тест. Пару дней Артёму пришлось провести на карантине, а потом наставники просто не рискнули что-то менять в сочетаниях. Да, Минулин тренировался с командой, однако в заявку на матчи не попадал.

 

Тесты в Китае чувствительнее, чем в России

 

По схожему сценарию всё поначалу разворачивалось у тюменского лыжника Ивана Якимушкина. Прилетев в Пекин, он сдал положительный тест. Здесь хочу сделать небольшое отступление, и опять обращусь к хоккею. Только теперь не к нашей сборной, а к китайской. Команда хозяев в основном состояла из игроков клуба КХЛ «Куньлунь Ред Стар». А врачом там трудится тюменец Сергей Гилёв. Немудрено, что именно он отправился в качестве доктора и на Игры в Пекин. По словам Сергея, тесты на коронавирус в Китае гораздо более чувствительны, чем в России. Отсюда и достаточно большое количество положительных проб, которые были выявлены в первые дни. Кстати, китайские хоккеисты прилетели на Олимпиаду достаточно рано и поселились в горах, чтобы провести небольшой сбор. Но уединились они, думаю, не только поэтому. Были сведения, что пять человек из их сборной сдали положительные тесты, вот команду и отправили на «мягкую» изоляцию.

Но вернёмся к Якимушкину. По прилёту в аэропорт Пекина он сдал положительный тест на коронавирус. Далее последовала его изоляция. Три следующих теста оказались отрицательными, Ивана «выпустили» на волю, но беда в том, что он три дня, по сути, не тренировался. Хотя проблемы Ивана со здоровьем начались ещё раньше. Он заболел после окончания «Тур де Ски», был в неважном состоянии. Но не случись этот вынужденный карантин в Пекине, Якимушкин успел бы набрать форму к первым олимпийским гонкам. Здесь надо отдать должное наставникам сборной страны. Они видели, что Иван пока далёк от оптимальных кондиций, но предложили ему бежать 6 февраля скиатлон. Этим они показали, что верят в Якимушкина. Да, Иван сам отказался от участия в этой гонке, посчитав, что поступит некрасиво, заняв в ней чьё-то место. И это тоже показатель того, что президент ФЛГР и главный тренер сборной Елена Вяльбе смогла на Играх создать в команде здоровую атмосферу. Тюменец признался, что он мог «продышаться» в скиатлоне, и через этот старт подойти в хорошей форме к своей коронной «пятнашке» классикой. Однако поступить так в ущерб партнерам он не имел права.

 

Есть такое понятие: «спортивная злость»

 

Якимушкин дебютировал на Олимпиаде 11 февраля. Не сказать, что он провалил индивидуальную гонку на 15км, заняв тринадцатое место. Но среди четвёрки россиян стал последним и после финиша был очень расстроен. Иван признался, что функциональное состояние было очень плохим. Думал, что на втором круге станет легче. Не стало. Таким образом, было ясно, что в эстафету тюменец не попадает. Нам оставалось задаваться вопросом: дадут ли Ивану ещё шанс пробежать в Пекине? Такой шанс ему предоставили. Не сказать, что марафон – это любимая дистанция Якимушкина. До Китая он на официальных соревнованиях ни разу не заезжал на «полтиннике» в призы. Правда, в 2018-ом Иван занял второе место в супермарафоне в Мончегорске, где разыгрывались медали в этой дисциплине.

Но есть такое понятие: «спортивная злость». И она иногда играет решающую роль. Тем более, она была важна в тех условиях, в которых проводилась гонка. Из-за погодных условий её сдвигали по времени, а потом и вовсе сократили до 28 км 400 метров. Но большие спортсмены во время подготовки к старту не тратят свою энергию на выяснение обстоятельств – они просто чуть перестраивают тактику и принимают новые условия игры с мыслью о победе. Так произошло и с Иваном. Проиграл он только Александру Большунову, взяв-таки награду Олимпиады. Причём свою гонку Иван построил очень грамотно и смог на стадионе обыграть норвежца Симена Крюгера. После финиша Якимушкин признался, что это была его лучшая гонка в карьере. А все трудности и болезни только закалили его характер.

Главный тренер сборной Тюменской области по лыжным гонкам Андрей Иванов, конечно, остался доволен выступлениями Якимушкина:

— Зная, из какой функциональной ямы выбирался Иван после болезни, все мы были рады его «серебру». Болезнь спутала ему все карты. Он должен был бежать скиатлон и, возможно, эстафету. Но всё, что ни делается, всё к лучшему. Если бы Иван стартовал в скиатлоне и провалился, то мог уже не получить шанса ещё раз выступить в Пекине.

     — После Олимпиады ни Иван Якимушкин, ни Денис Спицов не позволили себе отпустить на отдых ни единого дня. Ночью прилетели в Тюмень с пересадкой в Москве, а уже днём тренировались в «Жемчужине Сибири». Это суперпрофессионализм?

— Для них это нормальное явление. Тогда ведь нас ещё не отстранили от заключительных этапов Кубка мира, и ребятам надо было поддерживать форму. Тем более, после длительного перелёта организм требовал нагрузки. Вот они и пошли кататься. Там ведь не было большого объёма, скорее присутствовали восстановительные моменты. А то, что эти парни большие профи, давно известно.

     — Не могу не спросить по поводу недавно озвученного перехода Якимушкина из группы Олега Перевозчикова в группу Юрия Бородавко.

— Я считаю, что это верный шаг. Все сильнейшие должны тренироваться вместе. Иногда острое соперничество между равноценными мини-командами тоже на пользу не идёт – каждый наставник хочет видеть на большом старте своего подопечного. Разговор между Иваном и Юрием Викторовичем состоялся ещё до Олимпиады, просто до окончания Игр нельзя было вносить сумятицу.

     — А к Перевозчикову какие-то претензии были?

— Абсолютно никаких. Олег Орестович – очень грамотный специалист, многое сделал и ещё сделает для становления ребят. Просто так сложились обстоятельства.

После Олимпиады в жизни Ивана происходит ещё много важных событий. Он успел выиграть «Югорский марафон», впервые в своей карьере став победителем именно на «полтиннике». Тридцатого апреля должна состояться свадьба Ивана, его избранница – именитая тюменская лыжница Ольга Кучерук. Сейчас, насколько мне известно, пара подыскивает вариант с жильём в Тюменском районе, может, недалеко от «Жемчужины Сибири». Обустраивать семейное гнездо ребята собираются в собственном доме.

 

Самая тяжёлая гонка в карьере Спицова

 

В марте 2021-го Денис Спицов стал главным героем журнала «Моя победа». Именно его фотография красовалась на обложке номера, а рядом заголовок «Денис Спицов: цель одна – Олимпийское золото». Ну, а какие ещё задачи мог ставить человек, который на предыдущих Играх в Пхёнчане завоевал три медали? Среди этих наград не хватало только золотой.

Сейчас вряд ли кто и вспомнит, что в какой-то момент в конце 2021 года у ряда специалистов вызывало сомнение само участие Спицова в пекинской Олимпиаде. Неудачная концовка предыдущего сезона, перелом руки давали о себе знать. Но Денис – человек умный, умеющий анализировать, прислушиваться к своему организму. Его подготовка была построена так, чтобы выйти на пик формы именно в феврале 2022 года. А ещё, зная, что большая часть медалей в Китае будет разыграна в классике, он старался серьёзно работать именно над классическим стилем. И после первой же гонки в Пекине стало ясно, что Спицов времени зря не терял.

После первых 15 км в скиатлоне классикой Денис был третьим. Из наших он уступал только Александру Большунову. А ещё проигрывал полминуты финну Иво Нисканену. Но учитывая, что вторую часть гонки бежали свободным стилем, можно было предположить, что догнать Нисканена тюменцу по силам. Правда, у всех ёкнуло сердце, когда Денис около пункта питания чуть не упал. Он на ходу попил из пластикового стаканчика и постарался аккуратно отбросить его в сторону. При этом оглянулся назад и… всё-таки устоял на лыжах. А потом был полный триумф россиян. Сан Саныч финишировал с флагом Олимпийского комитета России, а Денис завоевал «серебро», опередив Нисканена на 49 секунд. После финиша Спицов сказал, что это похоже на сон: снова бежать на Олимпиаде и снова выиграть медаль. А ещё он был рад, что его на финише встречал Большунов. Кстати, первую «пятнашку» Денис бежал на лыжах Натальи Непряевой. Они, как и сервис сборной, сработали отлично.

Учитывая то, как тюменец блестяще справился с классической частью скиатлона, его можно было бы заявить и на индивидуальную гонку на 15 км. Об этом мне сказал и тренер Андрей Иванов. Но в то же время мы понимали, что «роли» в сборной уже расписаны. В этом, наверное, даже больше плюсов, чем минусов. Спортсмен знает когда он побежит, на какой дистанции, а не мучается ночами в размышленьях: поставят-не поставят на гонку? Поэтому Спицов мог готовиться к эстафете, зная и то, на каком этапе он побежит. Кстати, четыре года назад на Олимпиаде в Пхёнчане Денис был финишёром в эстафетной четвёрке. Но тогда ответственность так не давила на молодого парня. Он и Большунов в Корее просто получали удовольствие от стартов, попутно завоёвывая награды. Если бы у них не получилось, никто бы не упрекнул. В Пхёнчане тюменец принял эстафету вторым от Алексея Червоткина. И даже обошёл норвежца Йоханнеса Клебо. Но за километр до финиша тот убежал от Дениса.

В Пекине трио россиян (Большунов, Червоткин, Спицов) снова было заявлено в эстафету. А четвёртого человека назвала Елена Вяльбе, взяв за результат всю ответственность на себя – им стал хантымансиец Сергей Устюгов. Только теперь Червоткин бежал первый этап, Спицов – третий. Внешне показалось, что россияне победили легко и уверенно. На самом деле это не так. Каждый выжимал из себя максимум. Спицов после эстафеты признался, что это была самая тяжёлая гонка в его карьере. Были и мандраж, и бессонная ночь. Он же понимал, что вся страна ждёт от команды только «золота».

Про нашумевший марафон много написано. Скажу только, что и там Спицов ставил перед собой максимальную задачу. И он был близок к тому, чтобы завоевать ещё одну медаль. Только уверен, Якимушкину она была нужнее. Денис занял высокое шестое место, уступив победителю Большунову всего 26 секунд.

Выступления наших лыжников прокомментировал главный тренер областной команды Андрей Иванов:

«Конечно, погодные условия в Китае в целом сыграли нам в плюс. Там снег-тормозун, многие к нему не могли приспособиться. Но мы-то часто тренируемся в Хакасии, в посёлке Вершина Тёи, а там именно такая структура снега. Далеко не все европейцы смогли адаптироваться к морозам и сильному ветру, а мы всё-таки иногда бегаем при внушительном минусе. И настрой у команды был сумасшедший, это ощущалось даже издалека. Не скажу, что у меня была уверенность в том, что выиграем обе эстафеты, но знал, что будем бороться только за золото».

 

Хирурги убеждали Сориных в необходимости немедленной операции

 

Перед мужской эстафетой состоялась эстафета женская. И если у ребят мы рассчитывали только на «золото», то у девушек могло произойти всякое. Но и россиянки сработали блестяще, опередив всех соперниц. Победу праздновали Юлия Ступак, Наталья Непряева, Татьяна Сорина и Вероника Степанова.

Тюменская гонщица Сорина ворвалась в мировую элиту в предыдущем сезоне и ехала в Пекин, конечно же, с надеждой на медали. Как всё было на самом деле, лучше расскажут сама Татьяна и её муж и тренер Егор Сорин. Кстати, в группе у Егора Владимировича готовилась и Вероника Степанова.

     Татьяна: «В августе я травмировала руку, месяц была в манжете. Мы знали, что надо будет делать операцию, только вопрос когда: до Олимпиады или после нее?».

     Егор: «В первую очередь мы сами принимали решение по срокам операции. У Татьяны даже в какой-то момент появилось желание сделать её в сентябре, а потом быстро-быстро восстанавливаться. Но всё-таки сошлись на том, что надо отложить хирургическое вмешательство до окончания Игр. Подготовку к Пекину пришлось строить с учётом этого повреждения, где-то беречься. При любом падении или при неловком движении мог произойти вывих. А это значит, что Татьяна выбыла бы на несколько дней из тренировок или стартов. Мы старались быть аккуратными в тренировочном процессе и во время соревнований – «закачивали» плечо с помощью специальных упражнений. Хотя, скажу честно, хирурги убеждали нас в необходимости немедленной операции. Да и Елена Валерьевна Вяльбе была за неё. Но на реабилитацию бы потребовалось около трёх месяцев. А это значит, что мы бы не успевали нормально подготовиться к Играм».

     — Татьяна, вам, как бывшему спринтеру, не хотелось ли бежать на Олимпиаде именно эту дисциплину?

— А этот вопрос надо адресовать тренеру. Лично я хотела выступить в спринте. А когда пробежала скиатлон, это желание ещё сильнее возросло, тем более мне нужны были старты. Состояние было далеко не лучшим и дополнительный старт помог бы быстрее выйти на пик формы. Но тренер продолжит – почему я не бежала.

     Егор: «После получения в сентябре травмы я сразу понял, что бежать на Олимпиаде всю программу Татьяна вряд ли сможет успешно. Да и ни к чему это было. Меньше всего шансов на личную награду было как раз в спринте. Тем более, соревнования в индивидуальной гонке проходили вскоре после этой дисциплины. Хотя не скрою, что ещё за день до спринта Татьяна снова подняла этот вопрос. Мы с ней подискутировали на повышенных тонах, и мнение тренера взяло верх. К тому же, бороться в этой дисциплине за медали было практически нереально».

     — В остальных личных гонках в Пекине перед Татьяной ставилась задача попытаться побороться за медали?

     — Не попытаться, а именно бороться за призовые места. Если бы вся подготовка складывалась так, как мы планировали, и не вмешалась бы эта травма, то спорить за личные награды на Олимпиаде, учитывая трассу, высоту, условия, было бы вполне реально. Поэтому небольшой осадок разочарования остался.

     — Татьяна, самая обидная гонка – марафон, в котором вы были близки к медали, но стала пятой?

     — Нет, самая обидная дистанция – 10 км классикой, где я серьёзно настраивалась на призы, но заняла только десятое место. А марафон – это последний шанс взять личную награду.

     — На последних километрах вы отыграли у соперниц достаточно много времени. Это уже сработала спортивная злость?

— Нет, это был нормальный расчёт. Всю дистанцию я работала так, чтобы «не заходить в долг» и добавить на финише. Вся группа лидеров была рядом и третье место казалось вполне осязаемым, но на последний рывок просто не хватило сил.

 

Перед эстафетой волновался только тренер

 

     — Эстафета – это всегда волнительный момент. Есть спортсмены, которые перегорают перед такими стартами. У вас спокойно прошла подготовка к главной для россиянок гонке?

     Татьяна: «В нашем случае больше переживал тренер, он ночь не спал. А у меня большого волнения не было, и бессонница не мучала».

     Егор: «Да, я действительно волновался. Всё-таки это командная гонка, в которой бежали две мои подопечные – кроме Татьяны – это Вероника Степанова. Поэтому меня беспокоили всякие мысли. Тем более для Татьяны всё в Пекине не очень здорово складывалось. В скиатлоне самочувствие не позволило всерьёз поспорить за медаль, в классической разделке – с лыжами залетели. И я переживал за то, чтобы у них в эстафете всё вышло так, как надо. А спортсменки, на удивление, наоборот чувствовали себя спокойно. Таня – такой человек, будь у неё какие-то сомнения, она подошла бы ко мне и сказала: «Я не уверена, что хорошо пробегу в эстафете». Знаете, после индивидуальной классики у Тани были слёзы, но, в то же время, она сразу сделала анализ той гонки, и признала, что не угадали с лыжами. А по поводу эстафеты в тот же день заявила, что у неё нет никаких сомнений, и всё будет в порядке. У меня уже во время эстафеты тоже появилась уверенность, что выиграем».

     — Глядя на Веронику Степанову, кажется, что она всегда излучает уверенность в победе.

— Излучать-то она излучает, но даже в Пекине у неё было достаточно много тяжёлых дней. Например, накануне спринта у Вероники поднялась температура, и она даже не смогла выйти на тренировку. По поводу неё я переживал не в плане психологической устойчивости, а в плане формы. Могла же в Китае накрыть реакклиматизация, ведь по ходу сезона у Вероники возникало немало проблем. Так же, как и у Тани. Важно было, чтобы в день эстафеты не появились какие-то форс-мажорные обстоятельства.

     — А ежедневные тесты на коронавирус, когда ты ждёшь своих результатов – это стресс?

     Татьяна: «Стресс, наверное, был только в первые сутки после прилёта, когда ты сдаёшь его в аэропорту, а потом у тебя ещё берут повторный тест. И ты ждёшь вердикта медиков. А позже, когда пришли первые результаты, стало попроще».

     Егор: «Ну да, потом привыкаешь, и эта процедура была примерно такой же, как утром пойти зубы почистить. Между первой и последней гонками у лыжников не было ни одного положительного теста».

     — В предыдущем сезоне вся российская лыжная семья запомнила семью вашу с коляской, в которой находилась дочь. В олимпийском сезоне она тоже с вами путешествовала?

     Егор: «В основном да. Брали мы её и на некоторые этапы Кубка мира. Другое дело, что жила она не в расположении команды, а неподалеку, с бабушкой. Как только этап завершался, и мы ехали на сборы, то забирали дочь с собой».

     — Как сейчас идёт восстановление плеча?

     Татьяна: «В первую неделю после операции чувствовала боль, даже ходить было тяжело. В начале апреля стало полегче, дальше летим в Москву, снимаем швы и будем разрабатывать плечо. К началу сезона, надеюсь, уже буду в порядке».

     Егор: «В плане физической готовности проблем быть не должно. В плане мотивации – надо будет настраиваться на новый четырёхлетний цикл. Тренеры быстро забывают о проделанной в предыдущие годы работе, а вот спортсмену сложнее. Татьяне сейчас сложно строить планы на будущее. И даже не от того, как складывается ситуация в мире. Ей просто надо отдохнуть, разгрузить голову. Всё-таки жить два года с постоянными мыслями об Олимпиаде – это тяжело. Сейчас необходимо немного отвлечься от спорта. Что касается травмы, то мы сознательно сделали операцию в марте, чтобы в мае уже можно было полноценно тренироваться.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.