Наши в НХЛ. Как мы «раскусили» запретный плод

     Национальную хоккейную лигу вполне уместно сравнивать с Голливудом, подразумевая под этим термином индустрию американского кино, как феномен массовой культуры. Вообще, процессы знакомства и ментального сближения сначала советского, а затем и российского общества с, казалось бы, такими полярными сферами жизни, как заокеанские спорт и искусство, имеют много общего. Когда-то мы о них ничего не знали. Затем – услышали, заинтриговались и, вкусив «запретного плода», потеряли голову. Окончательно не протрезвели до сих пор, но «проблески сознания», что называется, налицо. Если говорить об НХЛ, то, де-факто признавая заокеанскую лигу гегемоном хоккейного мира, мы перестали на неё молиться. Потому что теперь неплохо знаем, как там всё устроено внутри. Недаром ведь говорят: если ты не в состоянии остановить процесс, нужно его возглавить и, тем самым, направить в выгодное тебе русло.

Текст: Евгений Михайлов. Фото: открытые источники

 

Клин клином

Справедливо рассудив, что клин клином вышибают, в 2008 году мы создали у себя в стране Континентальную хоккейную лигу. Название говорит само за себя. Проект изначально задумывался, как глобальный, с замахом, по крайне мере, на всю Евразию. Мы ещё сами до конца не понимаем, насколько дальновидным и, не побоюсь этого слова, прорывным было решение расширить влияние нашего отечественного хоккейного хозяйства за пределы границ даже бывшего Советского Союза. Бренд КХЛ стал символом пресловутой «мягкой силы», с помощью которой Россия сохраняет своё спортивное, культурное, а также социально-политическое присутствие в той же постсоветской Прибалтике, в Китае или в Финляндии. В Поднебесной хоккей с шайбой вообще считают сугубо русской игрой. Что, впрочем, недалеко от истины, какие бы истории об английских моряках, привезших из Европы в Америку ледовую забаву с клюшками, нам не рассказывали. Перефразируя строчку из известной песни, уместно подчеркнуть, что в хоккей играют русские мужчины, трус не играет в хоккей!

Вот, что представлял собой наш отечественный хоккей даже в первой половине двухтысячных годов, не говоря уже о девяностых? По части уровня материально-технической базы, практически ничего – ниже плинтуса. Катков с искусственным льдом, как таковых-то, было мало, чего уже говорить о больших аренах с трибунами на десять и более тысяч комфортабельных мест. А вот на чём держалась наша «шайба», так это на многочисленной армии талантливых, но неприхотливых игроков и тренеров. Сейчас это модно называть «человеческим ресурсом». Вот его-то из нашего русского хоккея НХЛ начала нагло и беззастенчиво выкачивать ещё в восьмидесятые. А чего американцам было стесняться, когда своё «хоккейное золото», часто в прямом смысле этого слова, мы отдавали этим «белым людям» за блестящие, но всё-таки пластмассовые бусы.

 

Побег из Стокгольма

До Александра Могильного, который в начале мая 1989 года, в прямом смысле этого слова, сбежал в НХЛ из расположения сборной СССР после победного для неё чемпионата мира в Стокгольме, в Национальной лиге наши люди играли. Например, нападающий Сергей Пряхин провёл там свой первый официальный матч за месяц с лишним до дезертирства Могильного. Именно дезертирства, поскольку, играя за великий московский ЦСКА, двадцатилетний парень формально являлся военнослужащим Советской Армии. Упрекать в этом Александра, ни тогда, ни сейчас, не повернётся язык, потому что армейская служба лучших советских хоккеистов была, по сути, блефом, который просто-напросто дискредитировал и армию, и государство. Возвращаясь же к Пряхину, который отправился за океан по официальной визе Госкомспорта, важно подчеркнуть, что сыром в масле он в НХЛ не катался, ведь львиную долю из своих гонораров, по условию договора, отдавал в казну государства. Очевидно, такая перспектива Могильного не прельщала, и он решил вопрос кардинально. Впоследствии, люди с «той стороны», помогавшие уроженцу Хабаровска в осуществлении его рискованного предприятия, рассказывали в многочисленных интервью, что были поражены невозмутимостью и хладнокровием русского парня, которого «в любой момент могли арестовать агенты КГБ». Интересно, что в «экспортных операциях» по переезду самых сильных и талантливых сначала советских, а затем российских хоккеистов в Северную Америку, принимал непосредственное участие эмигрант Виктор Нечаев.

 

За мечтой о хорошем

Если оставить за скобками несколько историй об уроженцах ещё Российской империи, которые в детстве уехали за океан, а впоследствии стали там хоккеистами-профессионалами, «первым русским в НХЛ» суждено было стать нападающему Нечаеву. Честно говоря, не прочёл ни одной убедительной версии, каким образом воспитанник новосибирской школы оказался в Америке, но факт остаётся фактом – 16 октября 1982 года советский хоккеист Виктор Нечаев дебютировал в НХЛ за «Лос-Анджелес Кингс» в матче против «Нью-Йорк Айлендерс». А на следующий день, под сводами «Madison Square Garden», он забросил свою первую и единственную шайбу в НХЛ, поразив броском со средней дистанции ворота «Нью-Йорк Рэйнджерс». Это случилось за семь лет до нашумевшего «побега Могильного». Уже в наши дни, став успешным хоккейным функционером и фактически руководя хабаровским «Амуром», Александр Геннадьевич признавался в интервью, что даже думать не хочет о том, как сложилась бы его судьба, не сбеги он майской ночью 1989 года в Америку. Однако уже через несколько лет, в начале девяностых, почти все игроки сборной Советского Союза «последнего созыва» также оказались в НХЛ. Уезжали на чужбину не без проблем, многие с громкими скандалами, но, так или иначе, осуществили свою мечту. Отбросив политкорректность, скажем прямо и не в качестве упрёка – мечту о сытой и комфортной жизни. Прекрасно помню телевизионные репортажи о жизни в США Вячеслава Фетисова. Нью-Джерси, роскошный дом, большая машина, умиротворённый и счастливый Вячеслав Александрович, сидя в удобном кресле, рассказывал о прелестях быта и подробностях своей хоккейной работы в НХЛ. Одна тренировка в день, никаких заездов на базу, многомесячной жизни вдали от семьи. Вот она, мечта: счастливая жена машет вслед уносящемуся на кабриолете по гладкой дороге на очередную игру мужу, а ребёнок, беззаботно играет в «детской» диковинными куклами нереальной красоты.

 

В отблеске «Огонька»

В главной заокеанской хоккейной лиге, в той или иной степени, смогли реализоваться все участники «последней главной пятёрки» советского хоккея. Коллега Фетисова по амплуа, его многолетний друг и напарник Алексей Касатонов, великие нападающие Игорь Ларионов, Сергей Макаров и уже ушедший от нас Владимир Крутов. В своих интервью они прямо говорили о том, что успели заскочить в «последний вагон» уходящего поезда. Оно и понятно. Ведь по меркам спорта, человек в тридцать лет и немного «за», если не старичок, то пожилой. Но по прошествии нескольких десятков лет очевидно, что эти люди только начинали свой жизненный путь. Например, Ларионов или, как его до сих пор называют в НХЛ, Профессор, теперь стоит у штурвала молодёжной сборной России и, думаю, вспоминает с благодарностью Виктора Васильевича Тихонова. Уже шесть лет, как ушедшего из жизни великого тренера, под началом которого играл в ЦСКА и сборной СССР. А в ноябре 1988 года, замечу, за полгода до «побега Могильного», в журнале «Огонёк» было опубликовано открытое письмо Ларионова, обращённое к Тихонову. Таким образом, игрок не просто вынес сор из избы, но, одним «росчерком пера» разрушил сакральность великого советского хоккея, которая формировалась в коллективном сознании миллионов людей десятилетиями. Обличающие «систему» письма, статьи, интервью и «авторитетные мнения» выходили тогда в периодической печати пачками. Сейчас большинство тогдашних претензий игроков к тренерам, руководящим работникам клубов и сборной кажутся наивными. Например, вот одна из претензий, которую тот же Ларионов ставил Тихонову в вину.

«Можно есть до отвала, кормят нас на славу, можно сыграть в шахматы или нарды, можно поспать. Остальное – тренировки. Например, летом в подготовительный период, с десяти утра до полудня – занятия со штангой. До двадцати четырёх тонн «железа» приходится ворочать в день! Потом спортигры, а с пяти вечера начинается беговая программа. Бег по кругу с несколькими ускорениями, до десяти километров, шесть-восемь километров кросса. Втягиваемся…». Как говорится, без комментариев.

 

Компенсация за Буре

Уважаемый и обожаемый миллионами болельщиков по обе стороны океана Сергей Фёдоров сбежал в НХЛ летом 1991 года во время выступления советской сборной на «Играх доброй воли» в Сиэтле. Но, в отличие от случая с Могильным, этот, как модно сейчас говорить, кейс, особого ажиотажа не вызвал. В Советском Союзе людям уже было не до «шайбы», всех захватила политика. А вскоре вообще уехать играть в хоккей в Северную Америку стало также просто, как нынче сгонять по турпутёвке в Турцию. Общеизвестный факт, что по задумке Тихонова после тройки Ларионова эстафету лидерства в отечественном хоккее должно было подхватить звено Фёдорова с Могильным и Павлом Буре, который, если так можно выразиться, перебрался из родного ЦСКА в канадский «Ванкувер Кэнакс» более цивилизованным образом – через суд. Осенью 1991 года вместе с отцом, известным и титулованным спортсменом, выступавшим за сборную СССР по плаванию Владимиром Буре и младшим братом Валерием, двадцатилетний хоккейный «бриллиант» прилетел в Северную Америку. Уже знакомый нам Нечаев организовал для него фиктивную свадьбу с местной гражданкой. Интересно, что факт своей женитьбы на американке Павел так и не признал. Как бы там ни было, Буре без проволочек получил рабочую визу и подписал контракт с культовым канадским клубом «Ванкувер Кэнакс». Но ЦСКА не собирался сдаваться и подал исковое заявление в суд. Советская сторона требовала за переход своего игрока компенсацию в размере восьмисот тысяч долларов. Боссы канадского клуба готовы были раскошелиться на сумму вчетверо меньше. Казалось, что ударить по рукам не получится, но Павел из собственного кармана предложил ЦСКА бонус в размере пятидесяти тысяч. На этом тяжба завершилась. Вот, как Буре прокомментировал своё решение.

«Я никоим образом не раскаиваюсь в том, что сделал. Я действительно очень хочу играть в НХЛ. Но это совершенно не значит, что советский хоккей мне стал безразличен. Если меня снова пригласят в сборную, то я с большим удовольствием сыграю за одну из лучших команд мира». И ведь сыграл, да как! Чего только стоят пять заброшенных Буре шайб в ворота сборной Финляндии в полуфинальном матче олимпийского турнира 1998 года в Нагано.

 

С американским акцентом

В 1993 году сборная, уже не СССР, но России добилась грандиозного успеха на чемпионат мира в Германии – завоевала «золото». Почему именно грандиозного, мы поняли не сразу, а только спустя годы, потому что в следующий раз отечественная национальная хоккейная дружина пробилась в призёры планетарного форума через девять лет. В 2002 году в Швеции сборная России добыла серебро, уступив в финальном поединке Словакии. Помню, что к тому времени в способность русских хоккеистов добиться более-менее сносного результата на чемпионате мира перестали верить даже на родине. Настроение, царившее в стане болельщиков, да и специалистов, можно выразить одним словом – разочарование. Особенно усилилось оно после провала на чемпионате мира 2000 года в Санкт-Петербурге. Из шести матчей команда, руководимая главным тренером Александром Якушевым, выиграла только два: первый с Францией – 8:1, и заключительный со Швецией – 4:2. В промежутке случились поражения, в том числе, в играх с Латвией и Белоруссией, но, как говорится, не об этом речь. В 2000 году, впервые за долгие годы, в сборную страны для участия в чемпионате мира прибыла целая россыпь российских звёзд из НХЛ. Помимо Буре, нападающие Валерий Каменский, Олег Петров, Виктор Козлов, Алексей Жамнов, Андрей Коваленко, Максим Афиногенов и Андрей Николишин. Также тренерский штаб получил в своё распоряжение таких защитников, как Дмитрий Миронов, Игорь Кравчук, Алексей Житник и Сергей Гончар. Результат – одиннадцатое место среди шестнадцати команд. По понятным причинам, у нас не любят вспоминать «питерский провал». В чём только не обвиняли тогда хоккеистов, приехавших в сборную из НХЛ. Даже в том, что они по-русски говорят с американским акцентом. Мол, и дети у них «там», и бизнес, и вообще «зажрались».

Но, если бы этого фиаско не случилось, его нужно было бы придумать. Стало очевидно, что двадцать первый век станет соперничеством хоккейных систем. Это осознали отнюдь не многие, тем не менее, именно на заре тысячелетия в прессе и профессиональных кругах начались разговоры о том, что никакая НХЛ нам не поможет. Необходимо создавать свою собственную лигу. По образу и подобию североамериканской, дабы не изобретать велосипед, но с русским колоритом.

 

Домой – в КХЛ!

В 2008 году на пространстве бывшего Советского Союза заблистала свежими красками Континентальная хоккейная лига. Это был прорыв, социально-культурный феномен не только в сфере спортивной индустрии, но и в экономике страны в целом. Чёрное КХЛ назвала чёрным, а белое – белым. Выяснилось, что в России вполне можно жить и работать по закону, а интересы потребителя, в данном случае болельщика, могут и должны находиться в приоритете. Интересно, что идею создания на постсоветском пространстве профессиональной хоккейной лиги стал продвигать Вячеслав Александрович Фетисов. Первым делом КХЛ занялась возвращением самых лучших отечественных хоккеистов на родину. Не в качестве пенсионеров, разумеется, а чтобы, как говорилось в рекламе, поднять игру на новый уровень. В 2009 году подписал контракт с магнитогорским «Металлургом» Сергей Фёдоров. По иронии судьбы, путь домой у него получился таким же, каким было путешествие восемнадцатью годами ранее в страну звёздно-полосатого флага – экстренным. Ещё в конце девяностых трёхкратный обладатель Кубка Стэнли связался с дельцом и, как оказалось, мошенником, Джозефом Задой. Он убедил своего клиента пустить деньги в оборот на рынок нефтяных сделок и в итоге Фёдоров потерял большую часть из того, что заработал за почти два десятка лет упорного труда на американском континенте. Как в песне поётся, Заду поймали, арестовали и осудили на восемнадцать лет тюрьмы. Правда, обманутому хоккеисту было от этого не легче. Один из американских банков получил разрешение на конфискацию имущества Фёдорова в счёт погашения кредита Зады, у которого Сергей выступал поручителем. Судебные исполнители рассчитывали изъять у Фёдорова несколько автомобилей, однако не смогли попасть на территорию дома. Через некоторое время разрешение на конфискацию было аннулировано, но финансовых трудностей у хоккеиста от этого не убавилось. Поэтому вариант с «Магниткой» подвернулся Сергею очень кстати. Тем более, в то время там играл его младший брат – Фёдор. За магнитогорский клуб один из самых талантливых нападающих в истории отечественного хоккея провёл три неплохих сезона. Как тут не вспомнить народную мудрость о том, что, где родился, там и пригодился.

 

Чудо природы с клюшкой

С образованием КХЛ отношения отечественного хоккея с заокеанскими «партнёрами» стали, хотя бы временами, напоминать улицу с двухсторонним движением. Мы отказались подписывать с НХЛ договор о фиксированной компенсации за игроков, на что согласились федерации ведущих хоккейных держав Европы. Не могу припомнить, чтобы за последние двенадцать лет кто-нибудь из российских мастеров ледовой игры с шайбой сбежал за океан, как это делали «первопроходцы». Однако за три года до возвращения на родину Фёдорова, в клуб Национальной хоккейной лиги рванул без спросу не кто иной, как Евгений Малкин. Будучи лучшим игроком своего родного «Металлурга», двадцатилетняя восходящая звезда мирового хоккея в августе 2006 года «потерялась» в Финляндии. Как когда-то Фёдоров, Малкин отделился от команды за границей, встретился с «нужными» людьми и через несколько дней, получив американскую визу, оказался в Питсбурге. Сложно дать однозначный ответ на вопрос, правильно ли поступил Евгений с формально-юридической точки зрения. С одной стороны, у него был действующий контракт с «Металлургом». Но при этом Малкин утверждал, что подписал договор с магнитогорцами под давлением. Факт остается фактом. Вот уже почти полтора десятилетия уральский самородок радует своим хоккейным талантом миллионы болельщиков и приносит огромную пользу сборной России на всех международных турнирах, на которые приезжает. Также надеюсь, что свои деньги он хранит в надёжном месте.

Разумеется, говоря о «русской НХЛ», невозможно обойти вниманием такого человека, как Александр Овечкин. Было бы странно и даже глупо начать перечислять все регалии, не побоюсь этого слова, великого спортсмена. Чудо природы на коньках с клюшкой, да и только. Известно, что сын двукратной олимпийской чемпионки по баскетболу в составе сборной СССР Татьяны Овечкиной начал заниматься хоккеем достаточно поздно, в восемь лет, когда его сверстники уже года два-три вовсю катались. В двенадцать Овечкин побил рекорд Буре по результативности в первенстве Москвы. За команду мастеров московского «Динамо» Александр начал играть в шестнадцатилетнем возрасте. В 2005 году у него завершался контракт, но тут его на более выгодных условиях пригласил омский «Авангард». Чтобы оставить Овечкина у себя, динамовцы должны были предложить, по крайней мере, такой же контракт, как «Авангард». Кроме того, омичи соглашались отпустить «машину по заколачиванию голов» в НХЛ без компенсации. А вот «Динамо» собиралось потребовать с «Вашингтона» два миллиона долларов. Александр принял предложение Омска и заявил, что в Москву не вернётся, а отправится в «Вашингтон» сразу после окончания локаута в НХЛ. Свой первый матч в Национальной лиге Овечкин сыграл 5 октября 2005 года. Прошло совсем немного времени, и Александр со своим родным «Динамо» примирился. Кстати, Малкин также смог наладить контакт с руководством «Металлурга». А сезон 2012-2013 годов, который в НХЛ не состоялся из-за разногласий между профсоюзом игроков и руководителями клубов, оба гениальных нападающих провели в чемпионате КХЛ. Кто знает, может быть, Саша и Женя ещё сыграют в сильнейшей российской лиге.

 

Времена изменились

Завершается второе десятилетие двадцать первого века. Ярких хоккейных событий оно вместило в себя немало, но, безусловно, чемпионат мира среди молодёжных команд 2011 года в американском Баффало стоит особняком. Вернее, даже не сам турнир, как таковой, а его финальный матч между сборными России и Канады. После двух периодов наши парни проигрывали со счётом 0:3, но в заключительном отрезке забросили пять безответных шайб, и свели свою Родину с ума. В заокеанской прессе эту «победу русских» даже окрестили «Чудом на льду», но у него были вполне конкретные творцы. Простые ребята из Челябинска, Омска, Новосибирска, Казани, Санкт-Петербурга, Москвы и многих других городов. Когда Александр Могильный убегал в НХЛ, никого из них не было даже в проекте. Большинство появились на свет в 1991 году. Помните, тогда ещё решил не возвращаться на родину с «Игр доброй воли» Сергей Фёдоров? Представить себе такое в 2011-ом было решительно невозможно. Триумфаторы Баффало рвались домой, где их встретили, как героев. А вот канадцам, видимо, не давала покоя ностальгия. Обвинив российских хоккеистов в излишнем веселье, представители местной авиакомпании попытались не пустить нынешних звёзд мирового хоккея в самолёт. Но номер не прошёл. Времена изменились.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.