Как боец-сапожник обезопасил своего однополчанина

     «Недавно мне попал в руки первый номер журнала «Моя победа» с интервью, которое главному редактору дал автор идеи «Бессмертного полка» Геннадий Иванов. Прочитал с интересом. Кстати, ходить на демонстрацию 9 Мая с портретами своих родственников-фронтовиков некоторые тюменцы начали ещё до начала организованных шествий. Одного из таких я знаю лично – это Сергей Борисевич, с которым в начале 2000-х мы познакомились и стали взаимодействовать в плане развития гиревого спорта. Сегодня он руководит городским департаментом по спорту и молодёжной политике. С.Б. Толстов, г. Тюмень». Наш корреспондент встретился с Сергеем Борисевичем и выслушал его рассказ.

Записал: Борис Михайлов. Фото: из архива Сергея Борисевича

— Действительно, ходить 9 мая на демонстрацию с фотографией деда в окружении его однополчан я начал лет за шесть до первого официального шествия «Бессмертного полка. Ходил с ней в парадной колонне аграрного вуза, где в то время работал. Ко мне подходили журналисты (даже, по-моему, с Первого канала) с вопросом: а кто это на снимке? И я с гордостью говорил, что это мой дед Георгий Иосифович Шатров и его фронтовые друзья. Это групповое фото (они снялись во время привала) датируется 1943 годом – тогда наши войска уже начали продвижение на Запад. У деда на гимнастёрке видны орден Красной Звезды и медаль «За боевые заслуги». Позже к этим наградам прибавятся медали «За взятие Будапешта», «За победу над Германией» и орден Отечественной войны II cтепени. На дедовской гимнастёрке (помимо двух боевых наград) видна лычка, свидетельствовавшая о перенесшем тяжёлом ранении, которое он получил во время артиллерийского обстрела – немецкий снаряд угодил в его «полуторку». Деду ещё повезло. После взрыва его вместе с водительским креслом выбросило из кабины. А кресло это с одним из своих друзей, работавшим до войны сапожником, они незадолго до этого обложили толстым слоем ваты и обшили кожей. Благодаря такой «модернизации», дед мой и остался жив. Кстати, на фронте тот боец-сапожник (он есть на снимке) научил моего деда шить сапоги, и после войны ему эти навыки пригодились. Напечатанное в первом формате и с хорошим разрешением фото деда с однополчанами, как правило, весь год висело у меня в кабинете, а на 9 мая я прикручивал его к древку, которое также хранил в кабинете. Пройдя всю войну в составе 90-й тяжёлой гаубично-артиллерийской бригады, дед вернулся домой, и ушёл из жизни в 1980 году. У него было пятеро детей: один сын и четыре дочери, одна из них – моя мама. С началом официального шествия «Бессмертного полка» продолжил добрую традицию уже в колонне с близкими мне по духу жителями нашего города.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.