«Репортаж из ада», принесший СССР первого «Оскара»

    «Мы собираемся нанести немцам удар огромной силы. Думаю, что они его не выдержат и покатятся назад… Надо всё это заснять на плёнку и сделать хороший фильм». Уведомив об этом в конце ноября 1941 года председателя Комитета по делам кинематографии при СНК СССР Большакова, Сталин потребовал докладывать ему о подготовке и ходе съёмок. И уже в феврале 1942-го на экранах страны началась демонстрация фильма «Разгром немецких войск под Москвой». А годом позже картина, режиссёрами которой были Леонид Варламов и Илья Копалин, принесла нашей стране первого «Оскара». Эту, самую престижную в мире кинопремию, она получила в категории «Лучший документальный фильм».

Текст: Сергей Пахотин. Фото: открытые источники

На разных стадиях работы над фильмом материал просматривал Сталин, внося поправки. Так, по его настоянию «излишне агитационный, крикливый» дикторский текст был сокращён, став более сдержанным, пояснительным. После внесения всех своих поправок Сталин, посмотрев фильм вместе с членами ГКО, одобрил его. К 24-й годовщине Красной Армии было отпечатано 800 кинокопий – максимальный по тем временам тираж. Газета «Правда» от 20 февраля 1942 года известила: «18 февраля на экранах страны началась демонстрация фильма «Разгром немецких войск под Москвой». В первый день его смотрели 83 700 рабочих, служащих, бойцов, командиров и политработников Красной Армии. Зрители восторженно встретили фильм. В кинотеатрах «Художественный», «Форум» и других перед началом сеансов выступали участники незабываемых боёв под Москвой. В театре «Ударник» режиссёр-орденоносец А. Варламов и операторы, снимавшие картину, рассказали о том, как она создавалась».

К сожалению, эти их рассказы найти в интернете не удалось. Зато есть возможность процитировать красноречивый фрагмент из книги «Рассказ о творческом пути», написанной Ильёй Каплиным: «Подвальный этаж студии превратился в своеобразную квартиру, где мы жили, как в казарме. Ночами мы обсуждали с операторами задание на следующий день, а утром машины увозили операторов на фронт, чтобы вечером вернуться с отснятым материалом. Съёмки были очень тяжёлые. Тридцатиградусные морозы. Замерзал и забивался снегом механизм киноаппарата, окоченевшие руки отказывались действовать. Были случаи, когда в машине, вернувшейся с фронта, лежало тело погибшего товарища и разбитая аппаратура. Но сознание того, что враг откатывается от Москвы, что рушится миф о непобедимости фашистских армий, придавало силы. Мы понимали, что фильм должен быть создан в кратчайший срок, что народ должен как можно быстрее увидеть на экране плоды первых побед своей армии. И сразу же из лаборатории материал шёл на монтажный стол. Монтировали и днём, и ночью, в холодных монтажных комнатах, не уходя в убежище даже при воздушных тревогах… В конце декабря 1941 года монтаж картины был закончен. В огромном холодном павильоне студии началось озвучивание. Наступила самая ответственная волнующая запись: «Пятая симфония» Чайковского. Светлая русская мелодия, гневный протест, рыдающие аккорды. А на экране сожжённые города, виселицы, трупы, и на всём пути отступления фашистов следы насилия и варварства. Мы слушали музыку, смотрели на экран и плакали. Плакали оркестранты, с трудом игравшие замёрзшими руками».

Над фильмом работали 19 операторов, направленные во все наступающие армии. Каждый выполнял конкретно поставленную задачу. Например, Роман Кармен и Георгий Бобров входили вместе с советскими частями в город Волоколамск и запечатлели страшные картины нацистского варварства – виселицу на площади и восемь повешенных комсомольцев. Борис Небылицкий заснял уничтожение 2-й немецкой танковой армии в ходе Тульской операции. Он же зафиксировал бой за Калинин и вступление передовых частей Красной Армии в город. Иван Беляков и Моисей Шнейдеров с самолётов снимали бегство немцев из Клина. Павел Касаткин и Теодор Бунимович участвовали в боевых вылетах гвардейцев, громящих отступающего врага. Бои за города Епифань и Михайлов, а также разорение Ясной Поляны были засняты Василием Соловьёвым и Борисом Шером. Во взятии города Малоярославца участвовали Владимир Ешурин и Павел Павлов-Росляков, погибший в декабре 1941-го под Москвой. Оба в титрах фильма не указаны, как не указаны в них ещё двое: Марк Троянский и Владимир Сущинский. Последний погиб в 1945 году при съёмках боёв в немецком городе Бреслау. В одном из своих писем он писал: «Главная задача военного оператора – сделать кинорепортаж из земного ада. Необходимо снять острые моменты боя и превратить их в произведение искусства». В 1946 году о Владимире Сущинском сделали документальный фильм, в котором была использована отснятая им хроника. В фильме есть момент, когда останавливается кадр с изображением боя, а дальше изображение пропадает и идёт чёрная плёнка. Это был момент гибели 33-летнего фронтового оператора. Назову остальных операторов – участников съёмки фильма «Разгром немецких войск под Москвой»: Анатолий Крылов, Алексей Лебедев, Борис Макасеев, Виктор Штатланд, Александр Щекутьев и Александр Эльберт (погиб в 1944 году в бою за польский город Кросно).

     15 августа 1942 года фильм «Разгром немецких войск под Москвой» впервые показали в нью-йоркском кинотеатре «Глоб». А первого октября того же года состоялась премьера его американской версии под названием «Москва наносит ответный удар». Адаптированный оригинал был призван познакомить американского зрителя с советской боевой мощью, которая впервые проявилась в битве за Москву, и убедить американских налогоплательщиков в обоснованности оказания СССР помощи в рамках закона о ленд-лизе. За рубежом фильм произвёл эффект разорвавшейся бомбы. Он был показан в 28 странах, только в США и Великобритании его посмотрели более 16 миллионов зрителей.

Над сценарием американской версии работали голливудский сценарист Альберт Мальц (в титрах он значится автором англоязычного комментария) и журналист Эллиот Пол. Опытный монтажёр Славко Воркапич, сохранив стиль советского оригинала, привёл его монтажную структуру в соответствие с принципами американского повествовательного кино. Текст за кадром читал актёр Эдвард Робинсон, ставший звездой довоенного американского кино (Американский институт киноискусства поместил его на 24 место в списке «100 величайших звёзд кино»). К аранжировке музыкального оформления был привлечён Дмитрий Тёмкин, выпускник Петербургской консерватории, который в начале 20-х годов эмигрировал в Европу, а затем в США. В 1942 году фильм получил премию Национального совета кинокритиков США за лучший документальный фильм, а в 1943 году на 15-й церемонии вручения наград премии Американской академии кинематографических искусств и наук – первый в СССР «Оскар» в номинации «Лучший документальный фильм». Режиссёры фильма на церемонии не присутствовали. Позднее советский консул в Лос-Анджелесе М.Я. Мукасей передал статуэтку Владиславу Микоше, который и привёз её в Москву. Этот «Оскар», выполненный из гипса и покрашенный золотой краской, хранится в московском Музее кино.

Наша справка

Ежегодно вручаемая с 1929 года премия Американской академии кинематографических искусств и наук (с 1940-х известна как «Оскар»), является самой престижной кинонаградой в мире. Первым российским режиссером, удостоенным её в номинации «Лучший фильм на иностранном языке» стал в 1968 году Сергей Бондарчук и его фильм «Война и мир». Второй «Оскар» Россия смогла получить лишь в 1981 году – победительницей в той же номинации стала картина Владимира Меньшова «Москва слезам не верит». Третью статуэтку, и также в номинации «Лучший фильм на иностранном языке», принёс нашей стране в 1995-ом кинофильм «Утомлённые солнцем» режиссёра Никиты Михалкова. Ещё одним обладателем «Оскара», но уже в номинации «Лучший короткометражный анимационный фильм» стала картина «Старик и море» Александра Петрова по повести Эрнеста Хемингуэя.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.