Леонид Окунев: «Где родился, там и пригодился»

В середине 90-х на областном телевидении с успехом шла программа анекдот-шоу «Променад» — в образе трёх колоритных старушек зажигали артисты молодёжного театра «Ангажемент». Из неё я и узнал тогда о существовании в Тюмени нового творческого коллектива. Узнал и… надолго забыл вместе с исчезнувшей с голубых экранов популярной телепрограммы, одним из участников которой был директор и художественный руководитель «Ангажемента» Леонид Окунев. Желание с ним познакомиться возникло около двух лет назад – после того как, поведясь на лестные отзывы театральных гурманов, сходил на спектакль «Это Тюмень, детка!». И не пожалел. Посмотрел с превеликим удовольствием. В чём и признался Леониду Григорьевичу, встретившись с ним, наконец, в преддверии Рождества.

Текст: Сергей Пахотин. Фото: из архива Леонида Окунева, и открытые источники

 

Тему патриотизма насильно не навяжешь

— Эту пьесу написал Валерий Шергин по мотивам книги Игоря Емельянова «Тюмень с улыбкой», в которой собраны байки и анекдоты о нашем городе. Валера объединил их одним сюжетом и получился весёлый спектакль, где переплелись вымысел и реальность, — делится мой собеседник. – Его постановку оценил не только тюменский зритель – на проходившем в 2018 году Международном фестивале современной драматургии «Коляда-plays» нам вручили приз «За оригинальность идеи и высокое художественное мастерство». Мы с удовольствием ставим пьесы по произведениям наших тюменских писателей, выигрывая на их постановку гранты областного правительства. В 90-х годах первыми поставили спектакль по произведениям Анны Неркаги. После были «Река возвращается» — Анатолия Омельчука, «Край» – Виктора Строгальщикова. 24 января покажем спектакль «Самый неизвестный солдат» – Сергея Козлова. Не знаю, как Сергей Сергеевич отнесётся к постановке этой небольшой повести, которую он дал нам с Валерой Шергиным. Мы там сделали привязку к «Легенде о Манкурте» Чингиза Айтматова (моя идея была). Манкурт – это человек, которого лишили памяти. Сейчас, как мне кажется, общество в каком-то смысле подвержено «манкуртизации» – этакому процессу утраты нравственных и духовных ориентиров. Спектакль очень жёсткий. Мы предварительно отыграли его для учителей и те согласились, что к просмотру этого спектакля детей надо готовить.

Тему патриотизма насильно не навяжешь, но в наших спектаклях она очевидна. Помню, с каким успехом прошла пьеса молодого драматурга Андрея Стадникова «Записки на «сгущёнке». Клавдия». Основана она на дневниковых записях, которые ещё во время войны начала вести на обёртках от сгущённого молока наша землячка Клавдия Григорьевна Гуленкова. С этим документальным спектаклем, ставшим попыткой вглядеться через одну частную жизнь в существо человеческой памяти, мы в 2014-м ездили в Москву. А чем не патриотичен «Это Тюмень, детка!»? Писатель Леонид Леонов в своё время заметил, что большой патриотизм начинается с малого – с любви к тому месту, где ты живёшь. Этот наш спектакль пронизан любовью к родному городу. Знаете, по окончании института большинство моих сокурсников стремились попасть в Москву. Я не был исключением – загорелся попасть к Анатолию Васильевичу Эфросу, готов был работать у него хоть рабочим сцены. Но судьба завела меня сперва в Златоуст, потом в Архангельск, но остановила в Тюмени. Как говорится, где родился, там и пригодился. Я люблю свой город, который преображается, хорошеет, становится всё более привлекательным. Здесь у меня появился свой театр, который в 2019-ом отметил 25-летие.

В тесноте, но не в обиде

     — Наслышан, что в юбилейном для «Ангажемента» году вам обещали новое, более просторное здание.

      — Да – обещали передать кинотеатр «Современник» после его реконструкции. Я слышал, что на проект деньги уже выделены. Как только нормализуется эпидемиологическая обстановка, начну ходить, узнавать, пробивать… Будем надеяться, что театр имени Виктора Загоруйко получит обещанное. А пока нам и здесь неплохо работается, как говорится, в тесноте, но не в обиде. В первые годы своего существования наш театр вообще бомжем был (смеётся).

«Ангажемент», напомню, появился в 1994-ом. К тому времени я уже ушёл из тюменского драмтеатра, так что был «свободным художником», и даже успел сняться у Владимира Хотиненко в «Патриотической комедии». Так вот, в ожидании нового кинопроекта я пришёл к Вите (он тогда бизнесом занимался) – не хочу, мол, в театр возвращаться. А он – «ну так делай свой»… Первые свои спектакли мы ставили на сцене старого драмтеатра, которым тогда командовал Коревицкий. Никакой арендной платы Владимир Здиславович с нас не брал. А в 96-м (за год до своей смерти) Витя нашёл для нас это помещение – бывший кинотеатр «Юность». Зная, что умирает, он спешил позаботиться о будущем своего детища. Помню, как-то собрал Сергеич городских начальников и полунамёками дал понять, что театр остаётся городу. Скрутило его за семь-восемь месяцев. 24 октября 1997 года он принял спектакль, мы вышли на крыльцо, Витя сел в машину, поднял руку – «ну, всё». И уехал. Оказалось – в вечность. Сергеичу было 53. В 2000-ом «Ангажемент» получил статус муниципального театра и ему было присвоено имя Виктора Сергеевича Загоруйко. Нынче 29 октября на Витину могилу я привёз с собой молодых актёров – они должны знать основателя театра, в котором служат. Театра, который, сколько даст Бог, будет жить и радовать наших зрителей.

     — Пандемия сильно помешала вашей театральной жизни?

— Не без этого. Но жить можно. Спектакли идут при аншлаге, то есть, заполняемость зала, как и предписано санитарными нормативами, 50 процентов (в Москве – 25). Олег Борисович Гетце, режиссёр из Екатеринбурга будет ставить пьесу Вампилова «Утиная охота». 14 января начинаются репетиции. Премьера намечается на начало марта. В Тюмени этот спектакль никогда не ставился.

Дорог любой фильм

     — Как известно, вы активно снимаетесь в кино. Какой из фильмов вам особенно дорог?

— Тот, что принёс самый большой гонорар (смеётся). А если серьёзно – наверное «Правда о щелпах» режиссёра Алексея Мурадова. В 2003 году на кинофестивале «Кинотавр» я был удостоен приза за лучшую мужскую роль. Моим партнёром по фильму был актёр нашего театра Алексей Шлямин. Как раз с ним и Костей Антипиным мы зажигали когда-то в «Променаде» (улыбается).

А вообще, мне дорог любой фильм. Работа в кино – это дополнительная возможность развиваться, как актёру. И я стараюсь её не упускать. Не так давно у Серёжи Быстрицкого снялся в сериальной истории – фильме «Пасечник». Сейчас вот закончил у Юрия Мороза – в «Угрюм-реке» (премьеру фильма из-за пандемии перенесли, по-моему, на март). У него мне уже доводилось сниматься: в 2006-ом – в фильме-драме «Точка», и в 2014-ом – в остросюжетном детективном сериале «Инквизитор», премьерный показ которого прошёл в апреле того же года на Украине. В России его показали только в августе 2018-го – на «Первом канале». В марте намечаются съёмки в очередном продолжении сериала «Мосгаз». Дай бог, чтобы состоялись. А сейчас мне дали сценарий, который я прочитал на одном дыхании. События этой деревенской драмы разворачиваются в конце 60-х годов минувшего века. Тут же позвонил Юре, говорю, сценарий – бомба! Сейчас он в поисках молодых артистов.

Спортивная закалка выручает

— В фильме Кости Одегова «Игра на вылет» вы уверенно катаетесь на коньках. Долго тренировались?   

— Этот навык с детства сохранился, так что особо не заморачивался – покатался раза два-три и вспомнил. Я ведь учился в первой школе, где физкультуру преподавал легендарный Борис Петрович Елькин. Чем я только тогда не занимался – гимнастикой, борьбой, даже боксом. Помню, у нас в школе теннисный стол стоял, так в большую перемену к нему очередь выстраивалась – вот где разворачивалась настоящая «игра на вылет» (смеётся). Конечно же, на коньках катались. Первые «канадки» у Сашки Петрушина появились – его дядя играл в хоккей с мячом. Футбол гоняли на Малом городище, но нас иногда даже на стадион «Локомотив» пускали поиграть. Привязанность к «игре миллионов» никуда не делась и после школы. Когда работал в театре драмы, мы умудрялись погонять футбол даже на гастролях. Меня все Марадоной называли (смеётся) – невысокий, быстрый…

     — Спортивная закалка помогает в профессии?

     — А как же! Я хоть сейчас могу стойку на руках изобразить или «крокодила» (смеётся). На съёмках «Мусульманина» с баржи в Оку прыгал. Мне дублёра подсовывали, но я отказался, правда, лодку поблизости держали для страховки. Мы ведь в детстве на Туре не только с барж прыгали. У дальнего берега место было (его гаванью называли), где дрейфовали плоты из брёвен, так мы по ним – прыжками, не всегда удачными. Вся наша жизнь на Городище проходила в движении – сплошной спорт. А им в пору моего детства заниматься было престижно. Особенно пацанам, да ещё когда на соревнованиях за тебя девчонки болеют. Нашим кумиром был вратарь Сидоров, игравший в команде мастеров. Яшин ведь далеко, а Сидоров наш, тюменский, он на пляже всегда появлялся с девчонками. Его кубиками пресс завораживал – хотелось такой же иметь. Позже Женя Колтун очаровывал нас своей атлетической фигурой.

Так что спорт и искусство гармонично дополняют друг друга. Детский спектакль последний ставили (там сюжет с цирком связан), так мы приглашали специалистов, чтобы позанимались с нашими артистами. И ребята осваивали элементы акробатики. Мой старший сын Сергей, когда в нашей студии занимался, тоже физподготовку приличную прошёл. Сейчас он уже второй год в театре имени Ермоловой работает, с руководителем которого Олегом Меньшиковым у меня сложились дружеские отношения.

     — Как и со знаменитым уральским драматургом Николаем Колядой? Вычитал в интернете, что в 2014 году «Ангажемент» представил премьерный спектакль «3 в 1» по его пьесам. Причём, право на постановку их первыми вы получили от самого автора.

— С Колядой мы познакомились, по-моему, в 96-ом – во время съёмок в короткометражном фильме у Лёни Порохни. С тех пор и стали поддерживать связь. У Коли потом свой театр появился, который существует и по сей день, его пьесы ставятся по всему миру. Недавно с ним созванивались – во время пермских гастролей, куда мы возили его «Носферату». Эту пьесу Николай подарил мне лет двенадцать назад, и мы до сих пор её играем. Постоянно участвуем в Международном фестивале современной драматургии «Коляда-plays». На втором таком, в 2009-ом, я был удостоен награды «За лучшую мужскую роль» в этом спектакле. В прошлом году пандемия помешала провести фестиваль, но этим летом, надеюсь, он состоится.

Из досье

     Леонид Окунев родился в Тюмени, здесь же окончил институт искусств и культуры. Заслуженный артист России, Почётный работник культуры Тюменской области. За годы существования руководимого им молодёжного театра «Ангажемент» было поставлено более ста спектаклей для разновозрастных зрителей. Как киноактёр, снялся в более 30 фильмах.

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.