Индус на шахматном троне Британской империи

Неподвижно сидящий на протяжении всей партии худощавый индус в белой чалме, имеющий очень слабое представление о шахматных началах, но громящий одного за другим европейских маэстро, неизменно привлекал внимание немецкой прессы и публики. Британские журналы не без иронии писали о нём: «Единственный крупный шахматный талант, которого выдвинула в текущем столетии Британская империя, был индус». Султан-Хан ворвался в шахматный мир из ниоткуда и бесследно исчез в никуда. О гении-самоучке известно немного. Он был последним ребёнком в многодетной мусульманской семье из провинции Пенджаб. Сейчас это территория Пакистана, а тогда — колония Великобритании. Отец научил 9‑летнего мальчика играть в шатрандж — древнюю игру, считавшуюся прародителем современных шахмат. В 21 год Султан-Хан считался сильнейшим игроком провинции Пенджаб в индийские шахматы. Местный махараджа полковник Умар Хайят Хан взял талантливого юношу к себе во дворец, познакомил его с европейскими шахматами, после чего Султан-Хан выиграл Всеиндийский чемпионат, одержав восемь побед при одной ничьей. Весной 1929 года Сэр Умар Хайят Хан выехал в Великобританию в качестве адъютанта английского короля Георга V. В состав обслуги махараджи вошёл и Султан-Хан. Молодой человек находился в положении то ли слуги, то ли раба. Он ухаживал за сворой из тридцати собак своего господина и был обязан сопровождать его в парламент.
Свой первый турнир в Англии Султан-Хан провалил. Сказалось полное отсутствие опыта и теоретических знаний. К следующему турниру, чемпионату Великобритании 1929 года, его готовил английский мастер Уильям Уинтер. Результат превзошёл ожидания: Султан Хан в турнире победил, после чего с полным правом возглавил английскую сборную на гамбургской Олимпиаде (его учитель играл на той же Олимпиаде на четвёртой доске). 25‑летний индийский шахматист сыграл все 17 партий, одержав 9 побед при 4 поражениях и 4 ничьих. Он ещё дважды (в 1932 и 1933 годах) выигрывал чемпионат Англии, и ещё дважды возглавлял английскую сборную на шахматных Олимпиадах. В его активе несколько первых и призовых мест в международных турнирах, и победы над ведущими игроками мира Капабланкой, Рубинштейном, Флором, Маршаллом. За свою короткую шахматную карьеру (1929-1933) он сумел войти в десятку лучших игроков мира того времени. Феноменальный результат для «величайшего естественного игрока современности», как его окрестили журналисты. В 1933 году Султан-Хан навсегда покинул Великобританию. По слухам, хозяин был разочарован тем, что его протеже не сумел стать чемпионом мира — не больше и не меньше. О махарадже было известно, что тот был крайне самолюбивым, вспыльчивым и сильно пьющим (несмотря на то, что он был мусульманином) человеком. Поговаривали, что Султан-Хан был счастлив вернуться из туманного Альбиона на родину, словно закончился срок его тюремного заключения.
Британцы не смогли поддержать успех своего необычного лидера, в итоге оставшись на 8 месте при 18 командах-участницах. Победу одержала сильная команда Польши в составе Рубинштейна, Тартаковера, Пшепюрки, Макарчика и Фридмана. Особенно отличился в польской сборной Акиба Рубинштейн, сыгравший все 17 партий и показавший выдающийся результат — 15 очков. Лучше в процентном отношении выступил только действующий чемпион мира Александр Алехин, выступавший на первой доске за Францию — 9 очков из 9 возможных. Пожалуй, по популярности среди зрителей Алехин не уступал Султан-Хану. Его яркий комбинационный стиль привлекал огромное количество болельщиков. На протяжении всего турнира столик Алехина был окружён большим количеством зрителей и игроков. Впрочем, команда чемпиона мира также не входила в число фаворитов. Французы не выиграли ни одного матча, заняв 12 место.
Как и предполагалось, сильную конкуренцию полякам составила Венгрия, выигравшая две предыдущие олимпиады. Слепой жребий свёл конкурентов уже в первом туре. Ожидалась равная борьба, но венгры проиграли с разгромным счётом 3,5: 0,5. Казалось, интрига соревнования утрачена. Но 17 туров — длинная дистанция, в которой возможны любые сюрпризы. Уже спустя несколько туров, сборная Венгрии включилась в борьбу за лидерство. Поляки неудачно провели матч с Чехословакией и грозой лидеров Нидерландами. Забегая вперёд, скажу, что голландцы умудрились обыграть первую тройку призёров, но проиграли несколько матчей середнякам, и не смогли встать выше седьмого места.
В середине турнира вышли в лидеры американцы, но поражение в 13‑м туре от австрийцев со счётом 4: 0 лишило их шансов на призовой подиум. Наверное, стоит сказать, что в судьбах огромного числа шахматистов того времени, как в капле воды, отразились трагические катаклизмы той эпохи. Вскоре после Олимпиады малоизвестные австрийские шахматисты Элисказес (ему было 17 лет) и Кмох стали гроссмейстерами. После присоединения Австрии к нацистской Германии они были вынуждены эмигрировать: Элисказес — в Аргентину, Кмох — в нейтральную Голландию. Первая доска австрийской команды Ганс Мюллер всю жизнь прожил в Вене. Во время Второй мировой войны он постоянно играл в турнирах на территории Рейха и оккупированных им территориях. Четвёртый член сборной Австрии, Зигфрид Вольф, выехал в 1938 году в Британскую Палестину. Умер он в 1951 году уже в государстве Израиль.
Именно на Олимпиаде в Гамбурге обратил на себя внимание и 21‑летний Соломон Флор, представлявший Чехословакию. Он одержал наибольшее количество побед в турнире — 14. Вскоре Флор войдёт в число ведущих гроссмейстеров Европы. В начале 30‑х годов он считался одним из претендентов на матч за мировую шахматную корону с Александром Алехиным. Предвоенная атмосфера не способствовала переговорам о матче. В 1934 году Флор эмигрировал в Советский Союз, где и прожил до конца своих дней. Он был секундантом Ботвинника в нескольких матчах на первенство мира и приобрёл немалую популярность в СССР в качестве остроумного шахматного литератора и комментатора.
Но вернёмся к событиям Олимпиады. Напряжение в турнире нарастало от тура к туру. Ни одной команде не удавалось уйти в отрыв. За два тура до конца в матче Венгрии с Норвегией произошёл драматический эпизод, оказавший существенное влияние на итоги олимпийского марафона. 60‑летний лидер венгров гроссмейстер Геза Мароци подставил ферзя. У него случился сердечный приступ, и он выбыл из турнира. В решающий момент Олимпиады венгры остались без игрока первой доски. Перед последним туром они опережали поляков на пол-очка, но им предстоял трудный матч с грозой лидеров — сборной Нидерландов. Перед поляками стояла существенно более лёгкая задача — обыграть финнов, замыкавших турнирную таблицу. Чуда не произошло. Победив в последнем туре со счётом 3,5: 0,5, польская команда завоевала кубок Гамильтона-Рассела и золотые медали. Венгры отстали на полтора очка. Третьими стали хозяева поля — шахматисты Германии. Вероятно, немцы могли побороться и за более высокое место. Но, хотя до прихода Гитлера к власти оставалось ещё три года, шовинистические настроения уже нарастали. Сильнейший шахматист страны, двукратный чемпион СССР и претендент на первенство мира, гражданин Германии Ефим Боголюбов не вошёл в состав команды, выступив на Олимпиаде в Гамбурге в качестве её главного тренера.
Во времена, когда шахматы считались, прежде всего, искусством, и только потом спортом, ни одно серьёзное соревнование не обходилось без присуждения приза за красивейшие партии. Гамбургская олимпиада не стала исключением. Приз за лучшую партию справедливо достался чемпиону мира Александру Алехину.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.