Закалённое временем

     В пору моей юности, когда в нашей стране не было ни дзюдо, ни каратэ, самбо считалось одним из самых привлекательных видов борьбы. В секции выстраивались ребячьи очереди, соревнования собирали аншлаги. Потом к нам пришло дзюдо, с наделением которого олимпийским статусом самбо превратилось на местах сперва во второсортный вид борьбы, а затем практически исчезло из календарей спортивных соревнований. Приятно удивился, когда в Тюмени по нему зачастили детские турниры. На одном из таких мне довелось познакомиться с Николаем Мыциком, человеком фанатично увлечённым самбо, возглавлявшим на тот момент созданную в апреле 2014-го городскую федерацию этого вида борьбы. С тех пор я стал с интересом наблюдать за процессом возрождения у нас «самообороны без оружия», периодически выдавая в СМИ актуальные материалы. А когда год назад Николай Сергеевич предложил поработать над историей тюменского самбо, с удовольствием взялся за дело. Предлагаю читателям несколько глав из уже подготовленного к печати исторического очерка.

Фото: из редакторского архива

 

Тюменское самбо «повзрослело»

и обрело «отцовство»

 

В изданной в 2001 году «Энциклопедии физической культуры и спорта Тюменской области» годом рождения тюменского самбо назван 1965-й, а организаторами первых секций – тренеры-общественники В.Д. Авдеев и Г.А. Нечаев. По свидетельству же ветерана тюменского самбо Виктора Капустина его рождение состоялось у нас четырьмя годами раньше.

     «В 1961 году напротив 21-й школы, в которой я учился, открылся спортзал «Динамо», — вспоминает Виктор Николаевич, — на втором его этаже был положен ковёр и там с восьми вечера до половины десятого занимались самбисты. Тренировки на общественных началах вёл Юрий Николаевич Мухин (он работал водителем в КГБ), который стал родоначальником этого вида борьбы в нашем регионе. К нему я и пришёл в тот год записываться в секцию. Народу у него занималось много, наверное, поэтому он меня тогда «отфутболил» (улыбается). Но с третьего захода, оценив мою настойчивость, всё-таки принял».

Как заметил Капустин, элементы самбо входили в физподготовку милиции. Команда раз в год выезжала на свои ведомственные соревнования. Незадолго до очередного «турнира года» Мухин организовывал для её «бойцов» тренировочный сбор. Из тех, кто в ней состоял Виктор Николаевич запомнил фамилии сотрудников тобольской тюрьмы Столбова и братьев Желтовских, а также тюменского следователя Владимира Щеткова. А ещё – не служившего в милиции самбиста-перворазрядника Виктора Кардонского, которого «скоро переманили, и он уехал работать тренером в Якутию». В 1965 году Юрия Мухина сменил в «Динамо» поступивший в мединститут Гиви Циклаури, который, также на общественных началах, вёл тренировки по самбо вплоть до окончания вуза, после чего из Тюмени уехал.

 

Разведал обстановку и пришёлся ко двору

 

В один год с Циклаури в областной центр приехал Геннадий Нечаев, будущий ветеран органов внутренних дел, и почётный гражданин города Тюмени. Узнав, что в «Динамо» есть самбо, он в один из вечеров зашёл «разведать обстановку».

«Когда я появился в «Динамо», там готовились к первенству области, — делится Геннадий Александрович, — командой занимался Гиви Циклаури. Заметив в зале «постороннего», он подошёл и попросил меня «не мешать тренировке». Потом, дав своим борцам очередное задание, полюбопытствовал: «А ты, вообще-то, самбо занимался? У тебя разряд есть?». Вообще-то, говорю, я чемпион Уральского военного округа по самбо, служил в свердловской спортроте в одно время с многократным чемпионом Советского Союза Павлом Столбовым. Он тут же – «Чукреев, иди сюда». А Витя Чукреев был чемпионом группы советских войск в Германии, и Циклаури решил «подарить» ему меня в качестве спарринг-партнёра. Хорошая получилась схватка – Витя классно умел бросать через голову, а у меня подхваты хорошо шли… «Мы тебя включаем в динамовскую команду», — объявил Гиви по завершении поединка. На дебютном для себя первенстве области я занял первое место. Витя выиграл в своей весовой категории. Одержал победу и наш тяжеловес Алексей Круглов. Чуть позже к нашей команде подсоединился чемпион Вооружённых сил, призёр первенства СССР Муртазик Гаглоев, с которым мы вместе служили в спортроте – у нас кровати рядом стояли все три года. И мы вчетвером на протяжении нескольких лет побеждали в своих весовых категориях на областных соревнованиях, которые стали регулярными с созданием областной федерации, оживившей тюменское самбо».

 

«Динамовскую» монополию разрушил ТИИ

 

Монополия «Динамо» закончилась с появлением секции самбо в индустриальном институте, вести которую начал приехавший из Свердловска Виктор Авдеев. По словам Виктора Капустина, года через полтора его сменил Валентин Звягинцев.

«В 1969 году Николай Михайлович Серебренников пригласил меня на кафедру физвоспитания, которой в ту пору заведовал, — вновь цитирую Капустина. — Там, будучи студентом, я работал преподавателем и вместо уехавшего Звягинцева вёл секцию самбо. А вообще в индустриальный институт (на заочное отделение) я поступил в 65-м. Работая тогда в СМП-280 (на Мысу), вёл в «Воднике» секцию самбо, в которой занимались в основном ребята из нашей организации, строившей железную дорогу до Тобольска. Нас очень хорошо поддерживал замдиректора Михаил Васильевич Докукин. До перехода в 1967-м на дневное отделение тренировался в «Динамо», где познакомился с Нечаевым, Гаглоевым, Кругловым… Позже Лёша Круглов потерял зрение, но спорт не бросил – преуспел в толкании ядра, выиграл даже чемпионат мира.

Самбо, кстати, было и в ТВВИКУ. Его развитием занимался офицер по фамилии Лаврез, имевший высшее физкультурное образование (окончил Ленинградский ИФК имени Лесгафта). В Тюмень он приехал капитаном. В его команде выступали Валера Чегодаев, Володя Лебедев (погиб), Виктор Аронсон, которому (до сих пор помню) я проиграл в 1970 году финальную схватку на первенстве области, другие самбисты. В Тюмени они не задерживались – после окончания ТВВИКУ разъезжались по распределению.

А в индустриальном институте наша группа была на слуху – в ней нас четверо самбо занимались. Сейчас Толя Григорьев в службе безопасности у Богданова в «Сургутнефтегазе» работает. Стрекалёв после окончания института подался в кагэбэшники, он, между прочим, четыре с половиной года в Афгане отслужил, был советником Наджибуллы. Через нашу секцию самбо, будучи студентами, прошли такие известные личности как последний генеральный директор Главтюменьгеологии Анатолий Григорьев (однофамилец нашего одногруппника), главный инженер Запсибгазпрома Ахтям Идрисов, нейрохирург Аркадий Рац…

Секцию самбо я вёл до 1973 года, после чего передал бразды правления Николаю Хохлову. С ним мне довелось познакомиться тремя годами раньше во время проходившего в Томске турнира памяти Сергея Вицмана».

Историю этого судьбоносного для Тюмени знакомства мне поведал в своё время сам Хохлов:

     «Так вышло, что командам Кургана и Тюмени довелось квартировать в школьном спортзале. Моим соседом по койко-месту оказался «играющий тренер» тюменцев Виктор Капустин. Как и его подопечные, он был студентом индустриального института. Разговорились. Я сказал, что учусь на третьем курсе Курганского пединститута и о будущем пока не задумывался… Он – я, мол, тоже в 71‑ом заканчиваю, давай, к нам в Тюмень, у нас самбистов некому тренировать. У меня этот разговор как‑то отложился. И отслужив после окончания института год в Германии, я рванул в Тюмень, где меня взяли на только-только выделенную облсовету «Динамо» ставку тренера по самбо. Это был декабрь 1972 года, давший старт моей тренерской карьере.

     В «Динамо» долго не задержался – помаявшись с графиком работы, ушёл преподавателем в индустриальный институт, где кафедрой физвоспитания заведовал тогда Николай Михайлович Серебренников. В 1974‑ом команда «Буревестника», состоявшая преимущественно из студентов нашего вуза, стала победительницей первой областной спартакиады ДСО по самбо. А в 1975‑ом в Тюмени прошёл чемпионат СССР среди нефтяных вузов, главным судьёй которого был Капустин. Командную победу одержали тогда самбисты индустриального института, чемпионами в личном зачёте стали мои воспитанники Сергей Банщиков и Беслан Барохоев. По завершении спортивной карьеры Банщиков возглавил транспортное хозяйство областного УВД, а Барохоев стал бизнесменом. У меня же, учась в ТИИ, занимался самбо сегодняшний директор ДЮСШ «Олимпиец», заслуженный тренер страны Сергей Абрамович Ефимов, которого мне передал Виктор Капустин. 

     В том же 75-м я принял предложение возглавить спорткомитет Ленинского района, получив комнату в общежитии. Но бросить самбо и в мыслях не было, тем более что с 1973 года я возглавил самим же созданную областную федерацию. Так что вечерами трижды в неделю вёл тренировки в ТИИ, трижды – в «Спартаке» (пришлось принять «брошенный» тамошним тренером народ).

     Кстати, в 1975 году в нашей области появился первый доморощенный мастер спорта по самбо. Им стал, приехавший четырьмя годами раньше в Сургут по распределению, выпускник Куйбышевского авиационного института Пётр Югай. Мастерский норматив «играющий» тренер-общественник выполнил, выиграв в Новороссийске крупный Всероссийский турнир. Через два-три года мастерами спорта стали его воспитанники Кованов и Матуза.

     После Олимпиады-76, на которой сборная СССР по дзюдо завоевала две золотые, две серебряные и одну бронзовую медали, тренерские ставки по самбо стали постепенно передаваться в дзюдо. В начале 1977 года в Тюмень по приглашению своего земляка Муртазика Гаглоева приехал дипломированный тренер по дзюдо Славик Кудзиев, и я отдал ему свою «спартаковскую» ставку. А буквально через пару месяцев в дзюдо были переданы практически все тренерские ставки по самбо».

 

Маленькая хитрость обернулась тренерской удачей

 

Но вопреки всему самбо в нашем регионе продолжало развиваться, и даже стало выходить на всесоюзную арену. Первым из «гвардейцев» штатного тренера Николая Хохлова это сделал тюменский динамовец Евгений Хижняков.

«Заниматься спортом я начал довольно поздно – с пятнадцати лет, — рассказывает титулованный ветеран, — меня, крепкого от природы восьмиклассника увидел на улице Николай Петрович Хохлов и настойчиво пригласил в секцию самбо. “Такой здоровый, а ходишь сгорбленный, — пристыдил он, — давай, приходи на тренировку”. Я пришёл в спортзал индустриального института, где тогда занимались самбисты. Хохлов сразу же предупредил, что поначалу будет тяжеловато, и неожиданно предложил: “Дай мне слово, что ты хотя бы месяц на тренировки проходишь”. Деваться было некуда, и я его условие принял. А тогдашним тяжам-старшекурсникам Володе Жирову и Володе Мелких как раз не хватало партнёра для отработки бросков. Так что я им пришёлся очень даже кстати (смеётся). После первой же недели вынужденных “спаррингов” меня так и подмывало бросить всё к чертям. И я наверняка перестал бы ходить на тренировки, но удерживало данное тренеру обещание. Так что я благодарен Николаю Петровичу за его маленькую хитрость».

В 1977 году Евгений Хижняков стал сначала победителем юношеского первенства России по самбо, а затем выиграл проходившее в Ташкенте первенство СССР среди профсоюзных спортсменов. Через четыре года во Владимире Евгений стал чемпионом Советского Союза по самбо среди юниоров и должен был в качестве первого номера национальной сборной ехать на юниорское первенство мира в Японию. Но, к сожалению, в стране Восходящего Солнца произошло разрушительное землетрясение, и главный турнир года был тогда отменён. А жаль. У Хижнякова был реальный шанс выиграть мировое первенство. Тем более, что буквально за пару месяцев до него он выиграл представительный международный турнир памяти Харлампиева в Москве.

Блистал Хижняков и в дзюдо – был победителем Спартакиады народов РСФСР и бронзовым призёром Спартакиады народов СССР, победителем и призёром международных турниров. Из большого спорта ушёл в 1984-м. Но самбо не бросал, периодически выступая на различных турнирах.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.