Длинная творческая жизнь с меткой «великой вины» перед всем ХХ веком

Если бы олимпийскому пантеону греческих богов по какой-то загадочной причине пришлось выбирать новых кандидатов из числа простых смертных, то в верхней строчке списка без сомнения оказалось бы имя Лени Рифеншталь. Её жизнь и судьба стали чередой свершений и преодолений в духе героев высоких греческих трагедий, больше похожих на мифы, нежели на реальность. Если в 30-е годы 20-го века это имя и впрямь обрело легендарную известность мирового масштаба, то впоследствии «живая легенда» для большинства стала мифом из прошлого и тенью для себя самой.

Текст: Людмила Шешенина. Фото: открытые источники

В каждом пункте её биографии, будь то выбор девушки, мечтающей стать танцовщицей, или рискованное и чреватое последствиями согласие работать на интересы нацистской партии, сквозит такая энергия, воля и неутомимая жажда деятельности, что осознавать эти вехи труда приходится лишь через призму сверхчеловеческий усилий. Но, как и полагается герою любого мифа, Лени Рифеншталь, с её заслугами перед спортом и кинематографом, которые, по высказываниям многих критиков, остаются непревзойдёнными образцами режиссёрской работы, вошла в историю своего поколения не только с ореолом победителя, но и с меткой «великой вины» перед всем 20-м веком.

Однажды, взяв в руки камеру, чтобы сделать любительский фильм о красотах Альп и горнолыжном спорте, она и не подозревала, что станет автором самого известного проекта о спорте, принесшего ей многочисленные награды, в том числе золотую медаль Олимпийского комитета в 1939 году, и Олимпийский диплом Международного кинофестиваля в Лозанне в 1948-ом. И речь, конечно, идёт о документальном фильме про летние Олимпийские игры-1936 в Берлине, получившем звучное название «Олимпия» («Праздник народов» — первая часть и «Праздник красоты» — вторая).

Именно эта работа, по мнению её современников, да и следующего поколения, стала во всех смыслах вершиной карьеры Лени Рифеншталь. Но для неё самой – лишь вехой и одним из проектов, которым несть числа, поскольку широта интересов этой молодой женщины, уже не выпускающей камеры из рук, была непредсказуема для неё самой.

В качестве актрисы с выразительными внешними данными и уверенными спортивными навыками (питала страсть к горным лыжам и скалолазанию) Лени Рифеншталь снялась в нескольких игровых фильмах известного режиссёра Арнольда Фанка («Большой прыжок», «Белый ад Пиц-Палю», «Бури над Монбланом», «Белое безумие», «SOS! Айсберг»). В качестве режиссёра, влюбленного в горы, создала игровой фильм «Голубой свет» (отмечен золотой медалью на Венецианском биеннале 1932 года), где сыграла главную роль, а также фильм «Долина», работа над которым началась в 1934-ом и продолжалась до середины 50-х. Но в хаосе послевоенных событий режиссёру так и не удалось его закончить. Все попытки получить обратно отснятые пленки, арестованные после войны, а также кинооборудование, потерпели крах, несмотря на многочисленные судебные процессы, большая часть которых была выиграна.

Но ни судебные тяжбы, ни запрет на профессию, ни лишения физического и морального порядка не стали препятствием на пути дальнейшей работы в совершенно иных обстоятельствах и в чужих странах. Несмотря на денацификацию, клеймо вины поставило крест на карьере режиссёра, и Лени Рифеншталь обрела себя вновь в ипостаси фотографа, погрузившись в этнографический мир африканского быта и культуры племени нуба, а затем в подводные океанические съёмки.

Однако в 60-е годы в Германии нашлись люди и компании, которые пытались восстановить репутацию Лени Рифеншталь как выдающегося режиссёра. Её приглашали в Нюрнберг на ретроспективный показ фильма «Голубой свет», издательство «Олимпия» даже предложило работу в качестве журналиста и фотокорреспондента на зимних Олимпийских играх в Инсбруке. Но австрийский Олимпийский комитет отказал издательству в выдаче удостоверения «той самой Рифеншталь», и снимать пришлось без аккредитации и со зрительской трибуны.

Для новой экспедиции в Судан появились спонсоры в виде Спортивного дома Шустера и автомобильной компании Фольксваген. Некий Карл Мюллер даже предпринял попытку создать что-то вроде ежегодных Дней искусства, назвав их «Неделей Лени Рифеншталь». Этот проект принёс необходимые для экспедиции деньги, а также восторженные зрительские отзывы. Однако шлейф «любимого режиссёра Гитлера» следовал за ней по пятам и мешал восстановлению профессиональной деятельности. И если бы не «безмерность», как однажды Лени охарактеризовала свою самобытность, ей вряд ли бы удалось отыскать в себе силы открывать мир заново.

Как справедливо заметил автор приложения к её автобиографии, В. Колязин, она могла бы стать великой танцовщицей, если бы предпочла только это поприще, или затмить саму Марлен Дитрих, если бы выбрала путь актрисы, могла бы создать свою собственную режиссёрскую школу, подобно «школе Эйзенштейна», если бы судьба не связала её с Гитлером, или прославиться подводными киносъёмками, как Кусто.

Хелена Берта Амалия Рифеншталь прожила очень длинную жизнь, творческую и физическую. Она родилась 22 августа 1902 года, а умерла 8 сентября 2003-го. Жизнь длиною в век всё же оборвалась, несмотря на близость к пантеону бессмертных богов-олимпийцев. А два десятка проектов остались незавершёнными.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.