Главный талант «светлого короля шахмат»

Любое спортивное состязание – это, прежде всего, люди и только потом «голы, очки, секунды». Пятая шахматная олимпиада не стала исключением. Впервые за последние годы в олимпиаде 1933 года не приняла участие команда Германии. Очевидно, это было напрямую связано с приходом к власти национал-социалистов во главе с Адольфом Гитлером в январе 1933 года – немцам стало не до шахмат.

Текст: Андрей Ободчук. Фото: открытые источники

Как всегда, великий Александр Алехин, игравший за Францию, «вырубил» первую доску. Но его товарищ по команде, знаменитый художник Марсель Дюшан, о котором я рассказывал в одном из своих предыдущих очерков, уверенно обнулил блестящее выступление чемпиона мира, показав один из худших результатов среди всех участников олимпиады. Только три шотландца набрали меньше очков, чем французский мастер. Эта олимпиада стала для него последней. В итоге «средняя температура по палате» привела французов к месту в середине турнирной таблицы.  Хозяева олимпиады англичане, возглавляемые индусом Султан-Ханом, заявились как сборная Великобритании. Название команды не совсем соответствовало действительности, так как шотландцы выступали отдельным коллективом. Впрочем, в случае с Шотландией главным была не победа, а участие – команда заняла последнее место.

Выигравшие олимпиаду американцы, не оставили конкурентам почти никаких шансов. Достаточно сказать, что после девяти туров они лидировали с отрывом в пять очков! Команда США выступала в том же составе, что и на предыдущей олимпиаде, при этом чувствовалось, что она специально готовилась к этому престижному соревнованию. Ни на одной из досок в личном зачёте американские шахматисты не опустились ниже второго места, а легендарный ветеран Фрэнк Маршалл, игравший матч на первенство мира с Эммануилом Ласкером ещё в далёком 1907 году, стал победителем на второй доске. Не могу не упомянуть любопытный эпизод в карьере Маршалла, характеризующий не только самого американского шахматиста, но и отношение к спорту тогдашней публики. В 1904 году Фрэнк выиграл чемпионат США, но отказался от этого звания, потому что в турнире не участвовал его главный конкурент Гарри Пильсберри. По нынешним временам – совершенно невероятный поступок.

После победы на предыдущей олимпиаде интерес к шахматам в Америке заметно вырос, у шахматной федерации появились серьёзные спонсоры. В итоге США даже сделали заявку на проведение пятой шахматной олимпиады-1932 в Чикаго. В этот же год в Лос-Анжелесе проходили летние Олимпийские игры, однако к тому времени идея сделать шахматы одной из олимпийских дисциплин окончательно умерла, и вопрос о проведении по ним соревнования в рамках этих Игр не обсуждался. На предыдущем конгрессе ФИДЕ была одобрена заявка Испании на проведение пятой олимпиады, но незадолго до начала турнира организаторы дали «задний ход» из-за финансовых проблем. В итоге роль спасителей олимпиады взяла на себя Англия. Соревнование прошло в июле 1933 года в Фолкстоне, собрав всего полтора десятка команд-участниц (своеобразный антирекорд в истории олимпиад). Изначально было заявлено девятнадцать сборных, но позже Мексика, Испания и Аргентина отозвали свои заявки, а Эстония просто не приехала на турнир. Казалось, мощное выступление американцев убило интригу соревнования, но на финише чехи, возглавляемые гроссмейстером Сало Флором, подтянулись и стали наступать на пятки лидерам. В целом, в этом турнире Флор выступал неровно. В седьмом туре он стал соавтором быстрого поражения, играя против молодого литовского маэстро Владаса Микенаса. В то время соперники и подумать не могли, что через семь лет будут представлять одну страну – СССР. Восьмой тур принёс ещё одну большую сенсацию. Венгры разгромили Чехословакию со счётом 3,5-0,5. В очередной раз победу одержал главный забойщик венгерской сборной – юный Андор Лилиенталь. Это была его первая олимпиада. Дебют удался: в качестве запасного игрока Андор завершил турнир без единого поражения, одержав семь побед при шести ничьих. Об этом замечательном человеке, немного не дожившем до своего столетия, следует рассказать особо.

Париж, начало 30-х годов прошлого века. Вот уже многие годы шахматисты приходят в кафе «Режанс». Кто здесь только не бывал! На стене висел портрет Алехина, а один из столиков, по преданию, некогда принадлежал Наполеону. Простые любители приходят посмотреть на знаменитых маэстро и при случае сыграть с кем-то из них на небольшую ставку. Однажды на огонёк заглянул живший в то время в Париже Александр Алехин, прослышавший, что в «Режанс» каждый вечер проходит необычное шоу, собирающее немало публики. 19-летний венгр играет блиц вслепую (то есть, не глядя на доску) со знаменитым гроссмейстером и острословом Савелием Тартаковером. Победитель получает от меценатов по десять франков за партию, проигравший – по пять. Понаблюдав какое-то время за игрой, Алехин предложил молодому человеку сыграть блиц.

В своей книге «Жизнь – шахматам» Андор так описывает этот эпизод: «Маэстро предложил сыграть четыре партии. Я уважительно отвечаю: доктор Алехин, я готов, но только не на деньги. Воодушевлённый встречей с великим шахматистом, я играл с большим подъёмом, и это принесло свои плоды: я выиграл первую партию. Потом вторую. Третью. Четвёртую выиграл Алехин. Алехин тут же предложил сыграть ещё четыре, и уже начал было расставлять фигуры, когда, набравшись смелости, я сказал: «Доктор, я больше не хочу с вами играть! Этот результат оставлю себе на память». Алехин был достаточно обидчивым человеком, но оценил шутку соперника, рассмеялся и смешал фигуры. Больше с ним блиц я не играл. А в серьёзных турнирах мы встречались дважды».

Между прочим, на вопрос кто, по его мнению, сильнейший блицор всех времен, Лилиенталь ответил: «Считается, что лучший – Капабланка, но я так не думаю. Алехин вообще блиц играл слабо. Петросян! Вот кто был блестящий игрок». Ещё один эпизод, характеризующий как Алехина, так и юного Лилиенталя. Турнирный взнос за блицтурнир в отеле «Пале-Рояль» оказался Андору не по карману. Узнав об этом, Алехин заплатил за своего юного коллегу. «Играя в турнире на деньги чемпиона мира, я чувствовал себя просто обязанным победить в нём», – с чувством говорил Лилиенталь. Он выиграл тот турнир, и попытался вернуть Алехину долг, но тот отказался взять деньги, ответив: «Это успеется, вернёте, когда станете мастером!». В том же году Лилиенталь выполнил пожелание чемпиона мира, выиграв в 1930 году свой первый круговой турнир в Штубянске-Теплице. Организаторы пообещали включить не имеющего звания Андора в турнир в случае недоезда кого-то из участников. Андор был человеком очень добрым, но цену себе знал. Он играл в том турнире очень собранно, и в итоге занял первое место, обойдя звёзд первой величины Флора, Тартаковера, Пирца, Штальберга и других известных мастеров.

Во время турнира произошла ещё одна занятная история. Как-то Лилиенталь похвастался Флору, что может проплыть под водой весь бассейн гостиницы. Тот немедленно предложил пари. Раздеться Андор не успел, потому что лукавый Флор добавил: в костюме! Лилиенталь, недолго думая, прыгнул в воду и проплыл под водой 50 метров «с полной выкладкой». Публика была в восторге, а хозяин отеля в тот же день купил герою дня новый дорогой костюм и чемодан белья в придачу. Так юноша получил приличный приз задолго до окончания турнира. Подобных историй не счесть.

Андор Лилиенталь (он же Андрэ Арнольдович) прожил в СССР почти полвека, и за свою долгую шахматную карьеру играл c десятью чемпионами мира: Капабланкой, Алехиным, Эйве, Ботвинником, Смысловым, Талем, Спасским, Петросяном, Фишером и даже с Карповым, который был на сорок лет младше его. Многих из них он обыгрывал, но сам так и не стал чемпионом мира. На вопрос: почему, у всех знавших его был один ответ: Андор – человек с большим сердцем, слишком добрый и позитивный, а для чемпиона мира едва ли не самое главное – «инстинкт убийцы». У Лилиенталя при большом комбинационном таланте и тонком понимании позиции этот инстинкт отсутствовал напрочь. Его друг Сало Флор рассказывал: «Когда в 1936-м Лилиенталь победил Эммануила Ласкера, то чуть не прослезился от того, что он, 25-летний шахматист, «обидел» 68-летнего экс-чемпиона мира. Ну, куда это годится?» К нему прочно прикрепилось прозвище «светлый король шахмат». В его скромной квартире в Будапеште любили бывать Спасский и Фишер, Карпов и Крамник.

Говорят, что Андор – единственный человек в мире, у которого на протяжении многих лет были очень добрые отношения с Робертом Фишером.  В 90-е годы, когда Фишер жил в Будапеште, он был частым гостем Лилиенталя и его русской супруги. Андор рассказывал, что Фишеру безумно нравился борщ, который она готовила. Впрочем, лучше, чем сам Лилиенталь, об этом едва ли кто-то расскажет. «Фишер очень любил этот город, и, кроме того, не мог вернуться в Америку – он же плюнул в письмо, которое направил ему американский президент. Бобби – самый тяжёлый чемпион мира. Я расскажу одну историю, и вы поймете, что это за человек. Он был обижен на СССР, потому что там издали книгу его избранных партий и не заплатили гонорар. Когда Илюмжинов стал президентом ФИДЕ, он захотел прилететь в Будапешт, чтобы погасить долг СССР перед Фишером. Сам же и назначил сумму: сто тысяч долларов. Я говорю Фишеру: «Бобби, поедем в аэропорт, встретим Илюмжинова». Фишер отвечает: «Я не хочу его видеть, поезжай и сам забери эти несчастные сто тысяч». «Хорошо, я поеду, но эти деньги тебе не отдам, возьму их себе». Только после этих слов Бобби всё-таки поехал. Там же в аэропорту Илюмжинов из своего кармана выложил 100 000. Фишер нехотя дал автограф Кирсану, а фотографироваться отказался наотрез. Когда Илюмжинов уехал, Фишер мне и говорит: «Подумаешь, сто тысяч! Он должен был дать мне миллион!» Я отвечаю: «Бобби, Илюмжинов был ещё ребенком, когда твою книгу опубликовали в СССР, он тебе ничего не должен». Но история на этом не заканчивается. Подошло время перевыборов на пост президента ФИДЕ. Я собирался поддержать Илюмжинова. Спросил у Бобби – тот вроде был того же мнения. На другой день в газетах появилось сообщение, что Фишер голосует за Илюмжинова. Какой скандал мне устроил Бобби! Ты, говорит, получил за это от Кирсана огромные деньги. Ужас! Фишер был еврей. Но Гитлер, как антисемит, был маленький мышонок перед ним. Я говорю: Бобби, я тоже еврей. Он отвечает: ты совсем другой еврей.

– А кто был самый легкий чемпион мира?

– Таль! Это же гений, такие шахматисты рождаются раз в сто лет. Он тяжело болел, ему удалили почку. Но и после этого он так себя держал на людях, так выступал! Обаятельнейший человек. Я его очень люблю».

Андор был одним из немногих шахматистов, имевших прекрасные отношения с Капабланкой и Алехиным в годы своей молодости. Это при том, что второй и третий чемпион мира не разговаривали, и не здоровались между собой на протяжении многих лет. Для него не имели значения возраст, титулы или национальность человека, он исключительно корректно и доброжелательно относился к любому из своих гостей и собеседников и никогда ни о ком не говорил плохо. Это и был главный талант Лилиенталя, а вовсе не умение сильно играть в шахматы. Лилиенталь ушёл из жизни вскоре после своего девяносто девятого дня рождения, и был похоронен в Будапеште.

Но вернёмся к пятой олимпиаде. За три тура до финиша США всухую обыграли литовцев, окончательно убив их надежды на призовое место. Небольшие шансы достать лидеров сохранялись у чехов. В этом туре они играли с довольно средней командой Франции, причём грозный Александр Алехин не вышел на игру и был заменён запасным игроком – малоизвестным Луи Бетбедером Матибетом. Но чехи умудрились проиграть матч, причём поражение потерпел их лидер Флор!

Похоже, американцы рано уверовали в свой триумф и слегка притормозили. В предпоследнем туре они потерпели своё первое поражение в матче против сборной Швеции. Перед заключительным туром неожиданно выяснилось, что команда США все ещё в зоне досягаемости сборной Чехословакии. Для победы ей достаточно было совершить небольшой подвиг: выиграть у США со счётом 3,5-0,5. Деморализованные неожиданным поворотом событий, американцы были близки к фиаско. Первое поражение потерпел непробиваемый Исаак Кэждэн. На последней доске Карел Опоченский разыграл рискованный гамбит, но американец отреагировал слабо, и быстро получил проигранную позицию. Знаменитый психоаналитик гроссмейстер Ройбен Файн, игравший на третьей доске, с трудом уполз на ничью. Всё решилось в партии Маршалл – Трейбал. В несколько лучшей позиции чешский шахматист грубо просчитался и проиграл. В стадии добивания американский ветеран был точен. Чуда не произошло. Чехословакия выиграла матч, но для общей победы этого оказалось недостаточно, и ей пришлось довольствоваться «серебром». Третье место поделили сборные Швеции, Польши и Венгрии. По дополнительным показателям бронзовые медали достались шведам. Хозяева поля не сумели удовлетворить свои амбиции, заняв лишь десятое место. Самая короткая в истории шахмат олимпиада не прошла бесследно. Она открыла немало новых имен, пройдя под знаком смены поколений, и сохранила для нас немало прекрасных партий и комбинаций.

А. Алехин – Ф. Апшениекс Фолкстон 1933 

 

 Алехин, как всегда, страшен и неудержим. 12.Сg6! Кxe5 12…fxg6 13.Фxg6+ Kрe7 14.Сb4+ c5 15.dxc5 с неотразимыми угрозами. 13.Кxe5 Лc7 14.Сa5 fxg6 15.Фxg6+ Kрe7 16.Кf7 Фe8 17.Кxh8 и вскоре белые выиграли. 1-0

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.